Posted by & filed under Анестезиология, Вестник КазНМУ, Русский.

Подтверждено отрицательное воздействия общей анестезии на функциональную состоятельность нервной системы, в частности высших функций человеческого мозга при исходно имевшей место патологической измененности деятельности ЦНС. Неврологические проявления сугубо индивидуальны, а их степень проявления и восстановление зависят от наличия предыдущих повреждений и возможного влияния генетических факторов,  но все же можно с определенной долей уверенности заявить о необходимости применения Церебролизина в качестве элемента, формирующего защитную активность головного мозга в послеоперационном периоде. 

Введение Адекватность и функциональная состоятельность центральной нервной системы, с одной стороны, является следствием сложнейшего взаимодействия целого организма со средой, а с другой — представляется результатом сложнейших пространственно-временных взаимодействий всех его внутренних элементов между собой. Все формы жизнедеятельности мозга можно рассматривать как определенные функциональные состояния ЦНС, которые обуславливаются задачами так называемой компенсаторной адаптации в соответствии с осуществляемой деятельностью.

Функционально-структурная организации ЦНС принципиально допускает неограниченное количество различного рода ответных реакций и значительные колебания уровня функционального состояния. К наиболее качественным параметрам функционального состояния ЦНС обычно относят возбудимость, реактивность, лабильность и их соотношения. Одной из наиболее важных характеристик функционального состояния ЦНС является ее способность удерживать относительно стабильный уровень, т.е. фактически возможность поддерживать постоянство активности и адекватность ответных реакций на протяжении определенного времени, требуемого ситуацией.

Актуальность проблемы В последние годы все чаще и чаще поднимается вопрос о безопасности анестезиологического пособия в отношении пациента и врача. С появлением новых наркозных препаратов, гипнотиков увеличивается количество методик проведения так называемого «общего наркоза». Даже с развитием хозрасчетных отношений с пациентом качество анестезиологического пособия, особенно в медицинских организациях поликлинического или амбулаторного звена оставляет желать лучшего. Если проанализировать все наркозные карты любого стационара, то становиться очевидным, что большинство операций выполняются под поверхностной анестезией, и только 30-40 % операций выполняются при хирургической стадии наркоза!

Что же происходит с ЦНС, как главной системой-мишенью вводимых наркозных препартов? В доступной литературе имеются многочисленные данные о негативном влиянии на ЦНС даже среднетерапевтических доз препаратов для общей анестезии, в том числе: морфина, фентанила, амфетамина, галотана, оксибутирата натрия, гексенала, кетамина, нембутала, пропофола (диприван®). В последние годы поднимается вопрос о повреждающем влиянии на головной мозг гипотензивной анестезии. Проспективные исследования влияния применения генерических производных – вообще закрытая тема. Но в течение последних 10-15 лет отмечается оживление интереса к изучению функционального состояния ЦНС после операций в условиях общей анестезии, появились работы, свидетельствующие о развитии метаболических изменений на нейрональном уровне, нарушении процессов синаптической передачи, изменении биоэлектрической активности головного мозга, нарушении микроциркуляции и тканевой гипоксии. Найдены публикации, свидетельствующие о повреждении функционального состояния ЦНС (в частности, когнитивных функций) после различных видов общей анестезии (1, 3, 7). К ним относятся: снижение познавательных способностей, нарушение моторных функций, внимания, ухудшение памяти, возникновение психотических реакций. Показано, что на частоту и тяжесть побочного влияния наркоза на ЦНС влияют доза анестетиков и длительность общей анестезии (2).

Однако основным объединяющим аспектом выполненных работ является констатация отрицательного воздействия общей анестезии на функциональную состоятельность нервной системы, в частности высших функций человеческого мозга при исходно имевшей место патологической измененности деятельности ЦНС (4). Кроме того исследователями не учитывалось неблагоприятное влияние центральных анестетиков на ЦНС у пациентов молодого возраста после длительных оперативных вмешательств в общехирургической и, особенно, в микрохирургической практике (включая пластическую хирургию), так как подобные манипуляции не сопровождаются значительной кровопотерей, угрожающими жизни больного изменениями периферической и центральной гемодинамики, и являются, казалось бы, «неосложненными» оперативными вмешательствами. Вследствие этого пациенты после выписки из стационара, как правило, наблюдаются у хирургов и выпадают из сферы динамического диспансерного неврологического наблюдения, однако у больных могут сохраняться послеоперационные когнитивные нарушения, нарушаются процессы трудовой и социально-бытовой адаптации, возрастает риск развития деменции (5, 6).

И здесь следует отметить тот факт, что большинство анестезиологов в случае неотягощенного неврологического анамнеза оставляют без внимания вопросы профилактики возможных неврологических нарушений, списывая их появление на побочное действие наркозных препаратов как непреложное следствие общей анестезии. Более того, в обществе сложился своеобразный стереотип мышления, что общий наркоз – это не только 100 % спасение от боли, но и своего рода «русская рулетка» и осложнения после наркоза, с которыми можно жить и дальше – расплата за кратковременное избавление от боли.

И это «индульгенция» для всех практикующих анестезиологов, но следует правильно понимать, что уровень образованности населения растет и поговорка «клиент всегда прав» станет актуальной и для нашего здравоохранения…

К сожалению статистически достоверных данных о количестве подобных осложнений у нас нет, но это не говорит о том, что этой проблемы как таковой у нас не существует. Скорее это свидетельствует о том, что наша система здравоохранения находится на таком уровне развития, когда на первом месте стоит задача обеспечить максимальное возможное количество населения хотя бы гарантированным бесплатным объемом экстренной или неотложной помощи. Кроме того, посиндромный подход к лечению заболеваний со стороны врачей зачастую не дает пациентам шанса выйти из критического состояния. И это является одним из признаков, отличающих нашу медицину от медицины развитых стран.

Материал и методы

Естественно, разработка и внедрение в клиническую практику любого нововведения требует подготовки солидной научной и правовой базы, но в то же время это будет больше касаться внедрения новых лекарственных препаратов или интервенционных хирургических методов. Что же касается расширения спектра применения уже разрешенных к использованию на территории Республики препаратов – то этот вопрос, в какой то степени можно отнести к прерогативе практикующего врача. Хочу сразу же предупредить возможные разночтения и обвинения в пропаганде неоправданного назначения препаратов. На первом месте должен стоять научно обоснованный подход к лечению пациентов и в этом плане в первую очередь необходимо опираться на результаты достоверных,  с точки зрения доказательной медицины исследований. Более того, возможность комбинирования препаратов приходит с опытом и конечно, должна выполняться врачом с соответствующей клинической подготовкой. Что же касается нейропротекции перед предстоящим анестезиологическим пособием, то решение этого вопроса полностью передано анестезиологам.  И ни для кого не секрет, что консультация невропатолога перед операцией проводиться формально, с целью зафиксировать имеющиеся неврологические нарушения или подстраховаться от возможных, с точки зрения того, что пациент был консультирован невропатологом и противопоказаний к общему обезболиванию у него нет. Максимум, в общехирургических клиниках перед операцией назначается транквилизатор или любой другой седативный препарат в качестве антистрессовой защиты.

Если же обратиться к нейропротекции, как методике — то в целом это  комплекс механизмов, противодействующих повреждающим факторам. Но в то же время этот комплекс не имеет четко выраженных границ и эти механизмы сходны и взаимосвязаны с нейротрофикой, нейропластикой и нейрогенезом.

И как не существует идеального наркозного препарата, так и не  существует идеального нейропротективного препарата, но работы по синтезу таких препаратов не прекращаются. Среди существующих на рынке нашей страны одним из самых приближенных по механизму действия и доступных в экономическом плане, на мой взгляд, является препарат с полифакторным нейропротекторным, метаболическим и нейротрофическим эффектами – Церебролизин.

Интерес к вопросу нейропротекции не случаен. В ряде работ, проведенных исследователями, была доказана необходимость применения нейрометаболических препаратов с целью профилактики развития церебральных осложнений в интра- и постоперационном периодах (1, 7, 8, 9). Кроме того, немаловажное значение имела необходимость получения собственных результатов.

Основной целью работы являлась фиксация изменений биоэлектрической активности мозга и выполнения неврологических тестов в пред- и послеоперационном периоде в двух группах пациентов: исследуемой группе пациентов, получавших ЦЕРЕБРОЛИЗИН перед операцией и после нее в раннем послеоперационном периоде и в контрольной группе – без нейропротективной поддержки.

Результаты исследования

Результаты исследования, несмотря на недостоверность и небольшое количество наблюдений оказались неоднозначными и требуют глубоко анализа. В контрольной группе зафиксированы как изменения на электроэнцефалограмме, так и неврологическая симптоматика, хотя пациенты были сопоставимы по антропометрическим данным, анамнезу, полу, возрасту, характеру перенесенной операции и анестезиологического пособия без соматической и неврологической патологии.

Заключение

С учетом того, что, во-первых, неврологические проявления сугубо индивидуальны, а их степень проявления и восстановление зависят от наличия предыдущих повреждений и возможного влияния генетических факторов,  во-вторых, медикаментозная защита относится к относительной нейропротекции, а также других общеизвестных аргументах, все же можно с определенной долей уверенности заявить о необходимости применения Церебролизина в качестве элемента, формирующего фармакологически потенцированную эндогенную защитную активность головного мозга в пред- и раннем послеоперационном периоде.

Необходимость снижения повреждающего действия общего обезболивания на ЦНС должна стать непременным условием его высокого качества, что имеет особую значимость для пациентов трудоспособного возраста и соответственно работа в этом направлении будет продолжена…

 

Литература:

  1. Шнайдер Н.А. Когнитивные нарушения у пациентов молодого возраста после операций в условиях общей анестезии (распространенность, диагностика, лечение и профилактика) Автореф. дисс. .док. мед. наук /Иркутск, 2005. – 211 стр)
  2. Абидова С.С. Влияние анестезии пропофолом на содержание продуктов перекисного окисления липидов в сыворотке крови / С.С. Абидова, И.В. Овчинников, J1.A. Назырова, Э.А. Иванчина // Анестезиол. и реаниматол. — 2003. — № 2. — С. 22 — 24.
  3. http://medi.ru/doc/a070178.htm> ~ Мексидол как средство нейрометаболической защиты головного мозга при оперативных вмешательствах
  4. Васильев В.В. Мониторинг амнестического компонента общей анестезии у детей. Автореф. дисс. .канд. мед. наук / В.В. Васильев -Ростов — на Дону, 2001. — 22 с.
  5. Дюмаев К.М. Антиоксиданты в профилактике и терапии патологий ЦНС / К.М. Дюмаев, Т.А. Воронина, Л.Д. Смирнов М, 1995. -271 с.
  6. Елькин И.О. Психоповреждающее действие кетаминовой, бриеталовой анестезии и его коррекция в амбулаторных условиях у детей. Автореф. .дисс. канд. мед. наук / И.О. Елькин Екатеринбург, 1999. -23 с.
  7. Жилис Б.Г Осложнения в экстренной анестезии, реанимации и интенсивной терапии / Б.Г. Жилис -М., 1999.-212 с.
  8. Женило В.М. Нейрофизиологические и медиатоные механизмы регуляции ноцицептивной и антиноцицептивной систем при различных видах общего обезболивания: клинико-экспериментальное исследование. Автореф. . .докт. мед. наук / В.М. Женило Воронеж, 1994. -40 с.
  9. Женило В.М. Центральные механизмы общего обезболивания / В.М. Женило // Тезисы докладов II Российской конференции по изучению боли. СПб., 1995. — С. 287 — 288.
  10. Wooltorton E. Propofol syndrome in children / E. Wooltorton // CMAJ. Vol. 18.-2003.-P. 168-174.
  11. Vijn P.C.M. I.v. anaesthesia and EEG burst suppression in rats: bolus injections and closed loop infusions / P.C.M. Vijn, J.R. Sneyd // Br. J. Anaesth. — 1998. — Vol. 81.-P.415-421

 

Жалпы анестезия алдында  неврологиялық

дефициттің алдын алуға бағытталған нейропротекция

Сәрсенбаев Б., Уматаев А, Садыкова Б.

 

ТүйінОсы жұмыстың мақсаты болып Церебролизинды нейропротекция жөнінде қабылдаған және онсыз операциядан өткен науқастарда мидың биоэлектрикалық әсерлігі мен неврологиялық тестерді орындау өзгереістерін тіркеу саналған. Сол өзгерістердің болуы еркешлік және көптеген басқадай жағдайға байланысты екендігіне қарай Церебролизинды нейропротективті дәрмек ретінде периоперациялық кезеңге кіргізу үшін зерттеуді жалғастыру қажет. Бірақта кәзір де нейропротекция керектігі күмәнсіз.

 

Neuroprotection Option’S before general anesthesia

Sarsembayev B., Umatayev A., Sadykova B.

 

Abstract This work performed for fixation of changes in brain bioelectrical activity and neurological tests in patient with and without neuroprotection by Cerebrolysin before operation and early postoperative stage. Because neurological changes are individual and depends from most reasons in this case needs continuous clearly investigation of Cerebrolysin for include it as neuroprotective drug in perioperative period.


Сарсембаев Б., Уматаев А., Садыкова Б.

Кафедра анестезиологии и реаниматологии ЦНО при КазНМУ им. С.Д. Асфендиярова,

ГКБ №5, КазНИИ урологии им. Б.У. Джарбусынова

ВАРИАНТ НЕЙРОПРОТЕКЦИИ ПЕРЕД ОБЩЕЙ АНЕСТЕЗИЕЙ

Posted by & filed under Вестник КазНМУ, Русский, Хирургия.

Предложено устройство для сравнительного анализа физико-механических свойств методов ушивания ран. Данное устройство позволяет сравнить механические характеристики методов без опытных работ на лабораторных животных.

Введение

Проблема патогенеза и лечения ран относится к числу актуальных и в то же время старых проблем в медицине и биологии [1]. Для лечения ран наружных покровных органов было предложено огромное количество разнообразных методик, поэтому сравнительный анализ применяемых методов лечения является необходимым условием для адекватной оценки данных средств ушивания ран [2,3].

Основной принцип анализа эффективности предлагаемых методик в эксперименте является сравнение результатов лечения с традиционными методами. Вне зависимости от выбора лабораторного животного абсолютно идентичных условия для постановки экспериментальных работ невозможно. Поэтому для итоговой оценки полученных результатов применяют методы математической обработки данных. Также использование лабораторных животных в подавляющем большинстве случаев сопряжено с нарушением некоторых моральных норм, для разрешения которых, требуется разрешения специальных комиссий по этике.

Некоторые анатомические особенности человеческого тела, такие как передняя брюшная стенка с непосредственным влиянием на нее внутрибрюшного давления, непосредственно воздействуют на регенераторный процесс в ране.

Цель

Разработать устройство для моделирования влияния внутреннего давления в эксперименте

Устройство имеет вид прямоугольный параллелепипед, у которого две параллельные стороны в два раза длиннее перпендикулярных. Две меньшие стороны наглухо закрыты плотным недеформируемым  материалом, фанерой или железной пластиной. Две большие стороны могут быть закрыты тканевыми материалами, кожзаменителем или натуральной кожей (для сравнения результатов мы использовали шелк, хлопчатобумажную ткань и дермантин).

Верх параллепипеда открытый, дно устилается деревянной фанерой или железной пластинкой, в зависимости от того из какого материала изготавливается данное устройство.

По сути, данное устройство представляет собой деревянную или металлическую коробки открытую сверху, имеющие два матерчатые и две закрытые фанерой или жестяной пластиной боковые стороны.

В полости данной коробки находится надувной баллон с манометром для измерения давления.

Схематически устройство представлено на рисунке 1.

Рисунок 1. Схематическое изображение устройства в действии

Как показывает нам схематическое изображение устройства, после нагнетания давления насосом увеличивается внутреннее давление (5) резинового баллона (3). В результате этого, части резинового баллона, как деформирующегося тела, устремляются (4) в участки наименьшего сопротивления. Так как боковые стенки (1), выполнены из жесткого материала, этими участками («наименьшего сопротивления») являются стенки устройства (6), закрытые прорезиненной тканью, твердым шелком или хлопчатобумажной тканью. В свою очередь на стенках (6) устройства с двух сторон сделаны разрезы, символически представляющие хирургические разрезы, которые ушиты контрольным и опытным методом.

Время разрыва фиксируется секундомером. Манометром (М) регистрируется давление, требуемое для разрыва материи.

Предлагаемое устройство для экспериментального определения механической прочности методов ушивания раны, разработанное для сравнительной оценки методов ушивания хирургических ран не может являться единственным способом оценки прочностных качеств хирургических швов. Однако в комплексе с другими методиками наш метод является  дополнением к существующим, адекватно характеризующее физико-механические качества хирургических методов ушивания.

 

Литература

  1. Кузин М.И., Костюченок Б.М. Раны и раневая инфекция. – Москва: Медицина, 1990. – 592 с.
  2. Стойко Ю.М., Мелехов П.А., Смехов С.Ю. Применение ранних швов в комплексном лечении гнойных ран  // Вестник хирургии. Москва, 2001.– Т. 159. – С. 81–84.
  3. Абаев Ю.К., Капуцкий В.Е., Адарченко А.А. Многокомпонентные перевязочные средства в лечении гнойных ран // Хирургия. –  1999. №10. –  С. 69–71.

 

Жараларды тігудің әдістерінің механикалық беріктігін

эксперименталдық анықтауға арналған құрылғы

 

Түйін Жараларды тігудің әдістерінің физикалық-механикалық қасиеттерін салыстырмалы анализін жасауға мімкіндік беретін құрылғы ұсынылып отыр. Бұл қондырғы әдістердің механикалық сипаттамасын лабораториялық жануарларды пайдаланбай анықтауға мүмкіндік береді.

 

instrument for the experimental determination of MECHANICAL PROPERTIES OF Wound Closure METHODS

 

Abstract The device for comparative analysis of physico-mechanical properties of the wound repair methods. This device compares the mechanical characteristics of the methods without experimental work on laboratory animals.


Есиркепов М.М., Нурмашев Б.К.

Южно-Казахстанская государственная медицинская академия, г. Шымкент

УСТРОЙСТВО ДЛЯ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОГО ОПРЕДЕЛЕНИЯ МЕХАНИЧЕСКОЙ ПРОЧНОСТИ МЕТОДОВ УШИВАНИЯ РАНЫ – «МР»

Posted by & filed under Вестник КазНМУ, Русский, Хирургия.

В эксперименте установлено, что при перитоните во время операции отмечается поступление кишечной микрофлоры и токсинов из просвета кишечника по мезентериальным венам в портальную систему. При проведении ортоградного лаважа кишечника и введении в его просвет комплексного иммуноглобулинового препарата перед операцией снижается риск поступления жизнеспособной кишечной микрофлоры во время ревизии в портальную систему. При проведении ортоградного лаважа кишечника озонированным 0,9% раствором NaCl снижается поступление как микрофлоры, так и энтеротоксинов.

Перитонит, как осложнение  острых хирургических заболеваний и повреждений органов брюшной полости является наиболее частой причиной летальных исходов. Даже на фоне применения новых технологий в предоперационной подготовке, оперативном лечении и послеоперационном ведении, нарастающая полиорганная недостаточность и бактериальная агрессия часто не позволяют достичь положительного результата при распространенных запущенных формах перитонита (3, 4).

Функциональное состояние печени во многом определяет течение послеоперационного периода и исход острых хирургических заболеваний и травм органов брюшной полости осложненных перитонитом. Тяжелая интоксикация, повышенная нагрузка, снижение печеночного кровотока являются теми патогенетическими факторами, которые приводят к развитию дистрофических изменений в печени, вплоть до некротических (1, 4).

В свою очередь, выраженные дегенеративно-дистрофические процессы в этом органе являются причиной снижения его обезвреживающей и антитоксической функции, способствуя нарушению биотрансформации ряда лекарственных веществ, что продлевает срок их действия и резко усиливает опасность кумулятивного эффекта (2, 3).

Следует отметить, что патогенетические особенности токсического и бактериального воздействия на печень при перитоните недостаточно изучены и требуют уточнения.

При перитоните тяжесть состояния пациента прогрессивно нарастает непосредственно после оперативного вмешательства. Это позволяет предположить значимость операционной травмы в прогрессировании эндотоксикоза и септической реакции с преимущественным поражением органов детоксикации (печень, почки).

В патогенезе перитонита большое внимание уделяют функциональному состоянию кишечника, а именно нарушениям его моторной и эвакуаторной функции, в развитии послеоперационных осложнений. Непреложным фактом является то, при перитоните еще до операции развиваются нарушения двигательной и пропульсивной функции пищеварительного тракта, что приводит к стазу химуса, неуправляемому размножению кишечной микрофлоры, замене пристеночного пищеварения на симбионтное с преобладанием процессов брожения и гниения, повышенного газообразования и накоплению в просвете кишечника энтеротоксинов.

При лечении перитонита основной упор делают на подавление очага инфекции в брюшной полости и детоксикационной терапии с учетом поступления токсинов в кровеносное русло непосредственно из очага воспаления. При этом возможности поступления кишечной микрофлоры и энтеротоксинов в портальную вену во время оперативного вмешательства должного внимания не уделялось.

Цель: изучение патогенетических механизмов поступления токсинов и бактерий в печень и разработка мероприятий, направленных на снижение их негативного действия.

Материалы и методы

В эксперименте на 15 беспородных собаках весом 14-18,5 кг была изучена вероятность интраоперационного поступления кишечной микрофлоры и энтеротоксинов в портальную систему во время ревизии брюшной полости на фоне экспериментального перитонита и возможность снижения негативного влияния этих факторов.

Экспериментальные исследования были проведены на базе центральной учебно-научной лаборатории института медицинского образования Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого в соответствии с «Правилами проведения исследований с использованием экспериментальных животных» МЗ РФ и под наблюдением городской ветеринарной станции г. Великого Новгорода.

Было проведено 3 серии экспериментальных исследований.

В I серии эксперимента у 5 собак были изучены распространение кишечной микрофлоры и энтеротоксинов во время ревизии кишечника по системе портальной вены при преоперационном лаваже кишечника раствором 0,9% NaCl из расчета 10,0 мл на 1 кг веса животного.

Во II серии аналогичные исследования проводились у 5 собак при преоперационном лаваже кишечника озонированным раствором 0,9% NaCl из расчета 10,0 мл на 1 кг веса животного.

В III серии у 5 собак при пероральном лаваже кишечника вводили 0,01% раствор комплексного иммуноглобулинового препарата на 0,9% NaCl  из расчета 10,0 мл на 1 кг веса животного.

Как видно из условий эксперимента объем жидкости при проведении данного этапа эксперимента рассчитывался для каждого животного индивидуально и зависел только от веса животного. То есть объем вводимой жидкости на 1 кг веса животного был идентичным во всех сериях эксперимента.

Критериями для анализа являлись результаты бактериологического исследования и содержания в мезентериальной венозной крови молекул средней массы до операции и после ревизии кишечника.

Кроме того, параллельно проводились исследования перистальтики и бактериального обсеменения просвета различных отделов кишечника до и после предоперационной подготовки кишечника.

Оперативные вмешательства проводились по интраплевральным тиопенталовым наркозом из расчета 25-30 мг тиопентала натрия на 1 кг веса животного в сочетании с аналгетиками. При необходимости дозу увеличивали до достижения адекватной анестезии.

При подготовке животного к исследованию производили лапаротомию, в просвет желудка, тощей, подвздошной и толстой кишки вводили катетеры, которые выводили через контрапертуры на переднюю брюшную стенку, а зону установки катетеров фиксировали, подшивая по периметру к париетальной брюшине в зонах контрапертур. Это служило дополнительной герметизацией и исключало поступление кишечного содержимого в брюшную полость. Кроме того, отдельно дренировали брюшную полость, для возможности введения в нее по дренажу каловой взвеси при моделировании перитонита.

В послеоперационном периоде, используя катетеры, производили забор проб из различных отделов пищеварительного тракта для бактериологического исследования. Посевы производили на среду эндо, специфичную для культивирования кишечной микрофлоры.

Перистальтическую активность кишечника оценивали фоноэнтерографически с выработкой индивидуального стандарта для каждого животного, что позволяло объективизировать результаты исследования.

Во избежание вычесывания и выгрызания катетеров на собаку надевали специальную сбрую с застежками на спине, что делало недоступным для нее  места выведения катетеров на брюшной стенке.

Непосредственно перед операцией по поводу перитонита временно лигировали грудной лимфатический проток для исключения интраоперационного поступления в кровь бактерий и токсинов по лимфатической системе.

Моделирование перитонита производили после нормализации перистальтики кишечника и бактериологических показателей исследуемых отделов пищеварительного тракта. В брюшную полость вводили 10,0 мл 10,0% каловой взвеси, чем достигалось развитие воспалительного процесса в брюшной полости.

До моделирования воспалительного процесса в брюшной полости производили забор венозной мезентериальной крови для бактериологического исследования и определения уровня молекул средней массы.

Исследования проводили через 12 часов после моделирования перитонита. Во время операции производили забор венозной мезентериальной крови до и после ревизии кишечника.

Результаты исследования и их обсуждение.

При исследовании функционального состояния кишечника на фоне развивающегося экспериментального перитонита было установлено, что на фоне перитонита отмечалось уменьшение, как количества, так и амплитуды перистальтических волн (таблица 1).

Таблица 1

Сравнительный анализ динамики количества перистальтических волн

Сроки исследования

Количество перистальтических волн

I серия

II серия

III серия

до перитонита

100%

100%

100%

Время после начала моделирования перитонита

3 часа6 часов

9 часов.

12 часов

после предоперационной подготовки

77,4±2,2

72,2±3,8

66,1±3,1

61,6±3,4

49,7±2,1*

76,7±2,9

70,8±2,7

64,6±3,4

59,1±2,8

65,7±2,5*, ▪

81,2±2,4

73,8±2,2

64,2±2,3

56,1±2,4

52,7±2,4

*-достоверность различий между I и II сериями

¤— достоверность различий между I и III сериями

— достоверность различий между II и III сериями

Аналогичные результаты были получены при исследовании амплитуды перистальтических волн.

Следует отметить, что на фоне моделирования перитонита показатели фоноэнтерограммы между исследуемыми группами соответствовали друг другу и достоверно не различались.

Однако, после предоперационной подготовки в I и III сериях эксперимента сохранялась тенденция к дальнейшему уменьшению показателей двигательной активности в то время как во II серии они несколько увеличились. Учитывая, что пероральный прием озонированных растворов активизирует перистальтику кишечника, увеличение амплитуды и количества перистальтических волн во II серии, по нашему мнению, было связано с этим.

При бактериологическом исследовании была выявлена тенденция к гиперколонизации всех отделов пищеварительного тракта кишечной микрофлорой. При этом наиболее выраженное увеличение колонии образующих микроорганизмов отмечалось в просвете подвздошной и толстой кишки (таблица 2).

Было установлено, что по мере прогрессирования перитонита до начала предоперационной подготовки бактериальная обсемененность просвета подвздошной кишки прогрессивно нарастала.

Однако после предоперационной подготовки в I серии эта тенденция сохранялась, а во II и III сериях отмечалось постепенное уменьшение количества микрофлоры в просвете подвздошной кишки. При этом во II серии уменьшение количества микроорганизмов было более выраженным, чем в III серии.

 

Таблица 2 Бактериальная контаминация просвета подвздошной кишки в исследуемых сериях эксперимента

 

Время исследования

№ серии эксперимента

I

II

III

До моделирования перитонита

2,4±0,7(×108)

2,5±0,6(×108)

2,7±0,3(×108)

3 часа

3,4±0,3(×108)

3,1±0,4(×108)

3,6±0,3(×108)

6 часов

5,3±0,2(×108)

5,9±0,4(×108)

5,7±0,4(×108)

9 часов

7,3±0,7(×108)

7,2±0,9(×108)

7,2±0,9(×108)

12 часов

8,9±0,4(×108)

9,2±0,3(×108)

9,4±0,4(×108)

После предоперационной подготовки

1,2±0,3(×109)

7,4±0,3(×108)

8,1±0,3(×108)

 

По нашему мнению, это связано с тем, что озонированные растворы оказывают как бактерицидный, так и бактериостатических эффект, а комплексный иммуноглобулиновый препарат, только опосредованный бактериостатический.

При исследовании количественных показателей содержания средних молекул в мезентериальной крови мы рассчитывали показатели на фоне моделирования перитонита, после предоперационной подготовки и ревизии кишечника во время операции в процентах по отношению к показателям до моделирования перитонита (таблица 3).

Таблица 3

Содержание молекул средней массы в портальной системе на фоне экспериментального перитонита

Время исследования

№ серии эксперимента

I

II

III

До моделирования перитонита

100%

100%

100%

До предоперационной подготовки

109,4±2,7

110,1±2,6

107,6±2,1

После предоперационной подготовки

112,1±2,2

103,3±3,1

110,2±2,4

После ревизии кишечника

867,5±18,7

369,2±12,9

827,2±19,9

 

Было установлено, что во время ревизии кишечника отмечается массивное поступление энтеротоксинов из просвета кишечника в систему портальной вены, а, соответственно, в печень.

Полученные данные свидетельствовали о том, что применение комплексного иммуноглобулинового препарата не оказывало существенного влияния на образование энтеротоксинов во время предоперационной подготовки и затем их поступление в портальную систему во время ревизии кишечника.

В отличие от этого, при применении для лаважа кишечника озонированного раствора 0,9% NaCl во время предоперационной подготовки отмечалось снижение токсичности крови в системе портальной вены, а во время ревизии значительно уменьшалось поступление в нее токсинов из просвета кишечника.

Применение озонированного раствора для предоперационного лаважа кишечника обеспечило значительное снижение интраоперационного поступления энтеротоксинов в портальную кровь во-первых, за счет их расщепления в просвете пищеварительного тракта вследствие прямого действия озона, а во-вторых за счет уменьшения количества внутрипросветной кишечной микрофлоры, а, соответственно, образования токсических продуктов их жизнедеятельности.

Параллельно проведенные исследования бактериальной обсемененности крови в системе портальной вены показали, что как на фоне моделирования перитонита, так и во время предоперационной подготовки она оставалась стерильной (таблица 4).

Однако, после ревизии кишечника отмечалось массивное поступление кишечной микрофлоры в систему портальной вены. При этом, введение перед операцией в просвет пищеварительного тракта озонированного раствора или КИП уменьшает количество колонии образующей микрофлоры в портальную вену.

Уменьшение количества колонии образующих микроорганизмов при введении в просвет пищеварительного тракта КИП связано с одной стороны с меньшим количеством микрофлоры в просвете кишечника перед ревизией кишечника, а с другой опосредованным бактериостатическим действием препарата на поступившую в кровь микрофлору.

Таблица 4

Бактериальное обсеменение портальной крови на фоне экспериментального перитонита

Время исследования

№ серии эксперимента

I

II

III

До моделирования перитонита

ster

ster

ster

До преоперационной подготовки

ster

ster

ster

После предоперационной подготовки

ster

ster

ster

После ревизии кишечника

2,2±0,4(×106)

7,8±0,3(×103)

8,9±0,4(×104)

 

При применении для предоперационного лаважа кишечника озонированного раствора обеспечило как значительное уменьшение количества микроорганизмов в просвете кишечника, так и антибактериальный эффект на микроорганизмы, поступившие в портальную кровь.

 

Литература:

  1. Аксенова С. В., Исследование бактерицидного действия озона в эксперименте. /  С. В. Аксенова,   А. И. Корабельников, А. Оспанов // В сб. Клиническая медицина. — Алматы, 1995. — Т. 2. — С. 57-60.
  2. Иманбаев А.К. Патогенетическая коррекция детоксикационной функции печени при перитоните. / А.К. Иманбаев / Автореф. Дисс… канд мед. наук. – Бишкек, 2009. – 22 с.
  3. Корабельников А. И., Санация брюшной полости при перитоните (обзор литературы). / А. И. Корабельников, С. В. Аксенова // Клиницист. — Алматы, 1996. — № 4. — С. 19-24.
  4. Применение препарата ГЕПА-МЕРЦ в послеоперационном периоде у больных с абдоминальным сепсисом. / Салехов С. А., Сарсембаев Б. К., Ералина С. Н.,  Иманбаев А. К. // Новые инновационные технологии в анестезиологии и интенсивной терапии: Сборник научных трудов Республиканской научно-практической конференции с международным участием. – Алматы, 2007. —  С. 36-41

 

Перитонит кезінде порталды жүйеге ішек микрофлорасының және энтеротоксиндердің интраоперациялық түсуінің патогенезі 

 

Түйн  Перитонит кезінде ішек микрофлорасы мен улар мезентериалды тамыр мен порталды жүйеге сіңетіні эксперимент нәтижесінде негізделген. Операция алдында ішекке ортоградты лаваж жүргізіп ішіне комплексті иммуноглобулин бар дәрмекті жіберген ревизия кезінде порталды жүйеге ішек микрофлорасын әлсіретіп өткізеді. Ал озон әсерін тигізгенде микрофлора мен қоса түскен улардың көлемі де азайяды

 

Pathogenesis of intraoperative receipt of intestinal microflora and enterotoxin to portal system during peritonitis

Salekhov S.A., Kim V.E., Sarsembayev B., Makulbekova S.K.

 

Abstract Experimentally established that in case of peritonitis during the operation indicated intervention of intestinal microflora and toxins from the intestinal lumen through  mesenteric veins into the portal system. During orthograde intestinal lavage and administration in the lumen of complex immunoglobulin preparation before surgery reduces the risk of receipt of a viable intestinal microflora during the revision of the portal system. During orthograde intestinal lavage ozonized with 0.9% NaCl intake decreases both flora and enterotoxins.


Салехов С. А., Ким В. Е., Сарсембаев Б.К., Макулбекова С.К.

Кафедра анестезиологии ЦНО КазНМУ им. С.Д. Асфендиярова,

ИМо Новгородского Государственного университета им. Я. Мудрого,

Илийская центральная районная больница

ПАТОГЕНЕЗ ИНТРАОПЕРАЦИОННОГО ПОСТУПЛЕНИЯ КИШЕЧНОЙ МИКРОФЛОРЫ И ЭНТЕРОТОКСИНОВ В ПОРТАЛЬНУЮ СИСТЕМУ ПРИ ПЕРИТОНИТЕ

Posted by & filed under Вестник КазНМУ, Русский, Хирургия.

В статье показана роль диффузных процессов в ранах, ушитых традиционным способом и способом предложенным авторами. Теоретически обосновано улучшение диффузных процессов в ранах при лечении аппартным методом.

Проблема заживления ран различной этиологии относится к числу основных разделов медицины, не утративших своего значения и в настоящее время. Лечение этой патологии в кратчайшие сроки без гнойных осложнений возможно только при достаточном обеспечении лечебных учреждений современными эффективными ранозаживляющими препаратами.

При раневом процессе местная и общая реакция организма находится в прямой зависимости от тяжести и особенностей повреждений тканей и органов. Местные и общие реактивные процессы при регенерационных процессах находятся в прямой и обратной зависимости будучи взаимообусловленными и взаимовлияющими.  В основе лечения ран лежит умение управлять течением раневого процесса. Эта проблема неизменно находится в поле зрения ученых и хирургов практиков [1,2,3,4].

Большое количество применяемых методов лечения ран относятся к фармакологической группе. В то же время было предложено боьшое количество технических устройств для лечения ран. Однако самым распространенным методом ушивания ран является циркулярный вертикальный шов.

Кожный покров человека, состоящий из коллагеновых белков, является идеальной природной мембраной, выполняющей многочисленные обменные и защитные функции. Эти процессы в основном обусловлены диффузией. Диффузия (от лат. diffusio – распространение, растекание), взаимное проникновение соприкасающихся веществ друг в друга вследствие движения частиц вещества.

Диффузия представляет собой процесс на молекулярном уровне и определяется случайным характером движения отдельных молекул. Скорость диффузии пропорциональна в связи с этим средней скорости молекул. Диффузия происходит в направлении падения концентрации вещества и ведёт к равномерному распределению вещества по всему занимаемому им объёму (к выравниванию химического потенциала вещества).

Роль диффузных процессов в патогенезе и лечении раневого процесса очень велика. Так, например, при трансплантологии кожных покровов толщина лоскутов играет огромную роль в заживлении ожоговых ран, так как она положительно влияет на диффузные процессы между  трансплантантом и раневой поверхностью [5].

Однако, значение диффузных процессов в ране практически не изучено. Края раны являются проводящими системами, в которых в нормальных условиях должны проходить диффузные процессы. Схематически этот процесс представлен на рисунке 1.

Рисунок 1. Схематическое изображение динамических процессов при ушивании раны традиционным методом (A), а также в увеличенном масштабе выделен участок ткани (B). Cоздана авторами.

На схематическом рисунке видно, что хирургическая рана (1), ушитая традиционными циркулярными вертикальными швами по классификации Голикова А.Н., обладает определенными недостатками. Хирургический шов (2), являющийся средством для сближения краев раны, осуществляет полную ишемизацию (5) тканей, что приводит к образованию «немых участков» для прохождения диффузных процессов, что приводит к деформации (4) вектора диффузии (3). В результате традиционно используемый хирургический шов приводит к искусственному образованию участков ткани, не участвующих в процессах регенерации. Более того, при неблагоприятных случаях данные «тканевые дефекты» являются источниками образования очагов возникновения инфекционного процесса. Потому что, в итоге, ткань, лишенная доступа питательных веществ, кислорода и т.д., некротизируется, что заканчивается образованием рубца. В противном случае некротизированные массы ткани являются благоприятной питательной средой для болезнетворных микроорганизмов.

На аппаратный метод был получен охранный документ Национального института интеллектуальной собственности Республики Казахстан №13864 от 15.08.2007г. Главным принципом действия предложенного метода является плотное смыкание краев ран друг к другу при помощи физико-механических приемов. Вдоль края раны накладывается капроновая леска достаточной длины, создающая «лигатурную дугу», которая фиксируется концами к торцам аппарата авторской конструкции.

Авторский аппарат в собранном виде имеет форму рамки, в виде четырехугольного параллелограмма, боковые стороны которого составляют стержни, а торцами являются подвижные планки, расположенные и фиксированные к стержням двумя гайками на обоих концах штырей, на подвижных планках просверлены отверстия одинакового диаметра для стержней и фиксации нитей лигатур (рис. 2).

регенерационные процессы. Эффективность аппаратного метода была доказана экспериментально и клинически.

Таким образом, теоретически предложено обоснование эффективности предложенного аппаратного метода по сравнению с традиционными способами ушивания ран. Это обусловлено увеличением давления на область раны, (вследствие особенностей конструкции устройства) приводящего к локальному усилению скорости диффузии.

 

 

Литература

  1. Голиков А.Н. Заживление гранулирующей раны, закрытой швами. –  Москва: 1951. – 160 с.
  2. Waldorf  H.,  Fewres  J.  Wound  healing  //  Adv.  Derm. –  1995.  № 10. –  P. 77–96.
  3. Абатурова Э.К., Байматов В.Н., Батыршина Г.И. Влияние биостимуляторов на раневой процесс // Морфология. – 2002. – Т. 121,  №2–3. – С.6.
  4. Кочнев О.С., Измайлов Г.С. Способы ушивания ран. – Казань: 1992. – 160 с.
  5. Киселев С.И. Значение донорских ресурсов кожи в выборе рациональной хирургической тактики у больных с глубокими ожогами: Автореф.дис. … канд.мед.наук. Рязань, 1971. 17 с.

 

Жараларды емдеу биологиясындағы диффузия

 

Түйін Мақалада әдеттегі әдіспен және мақала авторларымен ұсынылып отырған аппаратты әдістің жараларды емдеудегі диффузды процесстер туралы айтылғын. Жараларда диффузды процесстердің аппаратты әдістің жақсарғаны теория жүзінде дәлелдіп көрсетілді.

 

DIFFUSION IN BIOLOGY Healing

Abstract The article shows the role of diffuse processes in wounds sutured in the traditional way and the method proposed by the authors. The diffuse processes in wounds have been justified theoretically.


Есиркепов М.М., Нурмашев Б.К., Муканова У.А.

Южно-Казахстанская государственная медицинская академия, г. Шымкент

ДИФФУЗИЯ В БИОЛОГИИ ЗАЖИВЛЕНИЯ РАН

Posted by & filed under Вестник КазНМУ, Организация здравоохранения, Русский.

В статье рассматриваются региональные особенности медико-демографических явлений, обусловленных влиянием некоторых социально-экономических факторов через условия жизни населения Казахстана.

В формировании сложного комплекса медико-демографических явлений, определяющих характер процессов воспроизводства населения и социально-экономический потенциал общественного здоровья, решающую роль играют социально-экономические факторы, воздействующие на них через условия жизни отдельных людей и семей, через осознанное поведение людей [1].

Любая классификация факторов, характеризующих демографические явления и процессы, в силу их взаимосвязи весьма условна. Более того, выделить «в чистом виде» влияние одного из факторов на демографические процессы – часто неразрешимая задача. Вследствие их взаимодействия здесь необходим комплексный подход. Для целей демографического анализа следует выделить такого рода основные факторы, как принадлежность к общественному классу и характер источника средств существования.

В этой связи отметим, что демографический анализ, особенно ретроспективный, должен быть основан на понимании особенностей истории той или иной страны или ее региона. Поэтому широкое привлечение исторической науки к выявлению закономерностей развития населения – важные условия успешности медико-демографического анализа и прогноза [2].

На практике необходимо точно определить те явления, которые нам предстоит изучить, то есть не только выбрать для исследования то или иное из них, но и найти достаточно точную его количественную характеристику или систему характеристик, а также найти объяснение механизма взаимосвязи экономических и демографических процессов.

Так, например, взаимосвязь уровня доходов и интенсивности рождаемости изучалось на материалах многих обследований, но результаты их часто интерпретировались по-разному. Спор шел в основном о характере связи между такими явлениями: растет ли рождаемость по мере увеличения доходов (прямая связь) или уменьшается (обратная связь).

Как показали работы ученых, данный вопрос надо изучать раздельно для республик с регулируемой рождаемостью и регионов, где значительная часть населения сознательно не ограничивает рождаемость. У этнических групп, которые ориентированы на неограниченную рождаемость вне зависимости от уровня доходов, число детей больше, чем в других частях страны. К числу принципиально важных условий исследования современного демографического развития в целях управляемости его отдельных составляющих относится определение социально-экономических, медицинских и поведенческих факторов, воздействующих на изменение региональной динамики естественного воспроизводства населения в Республике Казахстан. В связи со сказанным, особую актуальность приобретает проведение на общенациональном уровне научных исследований, по изучению рождаемости и поиску ресурсов улучшения репродуктивного здоровья населения. Программы медико-демографических исследований Казахстана (ПМДК) 1995 и 1999 годов, выполненные с применением общепринятых международных методологий и методических приемов, внесли свой вклад в изучение данных проблем. В ходе их реализации было проведено изучение факторного влияния на те или иные изменения рождаемости, что ранее на общенациональном уровне не проводилось [3, 4].

Была дана комплексная оценка неблагоприятных тенденций воспроизводства населения Республики Казахстан в условиях экономических преобразований с позиций кластерного анализа при проведении медико-демографических исследований 1995 и 1999 годов.

На основании кластерного анализа впервые установлены медико-биологические и социально-гигиенические характеристики репродуктивного поведения и репродуктивного здоровья населения (женщин и мужчин). Впервые применен факторный анализ в выявлении основных параметров, влияющих на уровень рождаемости в Казахстане, разработаны территориальная классификация республики по степени экономичности естественного воспроизводства населения и прогнозирование.

Факторный анализ представляет собой ветвь математической статистики. Задача факторного анализа состоит в замене набора параметров меньшим числом некоторых категорий («факторов»), являющихся линейной комбинацией исходных параметров. Удовлетворительным решением служит такая система факторов, которая достаточно адекватно передает информацию, имеющуюся в наборе параметров. Таким образом, главная цель факторного анализа – сжатие информации. Факторный анализ занимается описанием выборочных коэффициентов корреляции с помощью модели факторного отображения или в матричном обозначении. Имея факторное отображение, можно вычислять коэффициенты корреляции между параметрами, пользуясь только коэффициентами при общих факторах.

На основе данных медико-демографического исследования, для проведения факторного анализа, составляется ковариационная матрица размером 10х10. Для составления данной матрицы проводится предварительное коррелирование по формуле:

Cij= å  Yij– `U  ;

               δ

где  Cij– коррелированные значения;

Yij — входные значения;

δсреднеквадратичные отклонения;

`U — среднее.

 

На основе ковариации проведено вычисление методом принципиальных компонентов (РСА) собственных векторов и собственных значений (таблица 1, 2, 3)

 

Таблица 1 – Собственные значения

 

λ 1 λ 2 λ 3 λ 4 λ 5 λ 6 λ 7 λ 8 λ 9 λ 10
2.2849 1.7759 1.0615 1.0026 0.9643 0.8236 0.7047 0.5929 0.5116 0.2780

 

Определяется зависимость рождаемости (Х8) от главных факторов  (Fi)

10

Х8 = å a8i Fj

i=1

Нагрузка дисперсии a8i отражена в таблицах 3 – 4.

 

Таблица 2 – Нагрузка дисперсии a8i      (в %)

 

a81 a82 a83 a84 a85 a86 a87 a88 a89 a810
60.1697 13.8838 0,4009 0,2105 1,2522 1,7844 2,9459 0,1595 7,1168 12,0763

 

Таблица 3 – Нагрузка дисперсии a8i (в абсолютных числах)

 

a81 a82 A83 a84 a85 a86 a87 a88 a89 a810
-0,7757 0,3726 0,0633 0,0459 -0,1119 0,1336 -0,1716 0,0399 0,2668 -0,3475

 

Проведенный факторный анализ выявил основную группу факторов влияющих на рождаемость. Суммарная дисперсия их равна 93,25%. Влияние остальных факторов становится не столь существенным, так как их суммарная дисперсия составляет лишь 6,75%.

Компонентный состав фактора F9 представлен Х3 (семейное положение – 41,94%), Х1 (возраст – 18,39%), Х2 (количество родов – -13.91%), Х7 (наличие работы – 10,88%).

Фактор F9 несет социально-биологическую нагрузку, что позволяет дать ему это название. Данный фактор оказывает положительное влияние на уровень рождаемости, что обусловлено наличием брака как гаранта стабильности семейных отношений. С увеличением возраста растет паритет родов – в определенных случаях, имеет место позднее деторождение, что обусловлено накоплением материальных ресурсов, позволяющих иметь еще детей и возможно тем, что повзрослевшие старшие дети уходят из семьи и их родители вновь ощущают потребность в материнстве и отцовстве. Количество детей в семье может быть сдерживающим фактором для дальнейшей рождаемости, не каждая семья может позволить себе несколько детей, так как это требует больших материальных затрат. Наличие работы, гарантирующее экономическую стабильность, также вносит положительную лепту  в повышение уровня рождаемости.

Факторный анализ позволил выделить фактор репродуктивного здоровья как главный, несущий основную нагрузку влияния на число родов у женщины. Социальный фактор занимает второе место по значимости [4].

Результативность естественного воспроизводства населения в целом определяется при помощи коэффициентов естественного прироста и показателей экономичности.

Выявление и объяснение направленности процесса рождаемости проводится с использованием синтетических показателей, которые в отличие от аналитических (интенсивных коэффициентов) характеризуют процесс в целом, или в возможно большем числе его аспектов [5]. В общей форме под экономичностью понимают отношение объема полученных результатов к сумме произведенных затрат. Понятие экономичности было введено Урланисом Б.Ц. [6]. Рассчитанный показатель соотношения (К) представляет собой отношение числа родившихся (n) к числу умерших (m) за тот же период, при помощи которого можно дать простейшую синтетическую характеристику экономичности процессов рождаемости по отдельным регионам. Эти показатели имеют значительно меньшую амплитуду, чем коэффициенты естественного прироста. В свою очередь показатель соотношения К представляет собой частное выражение более общей синтетической характеристики экономичности демографического процесса (Q). Обобщенный смысл коэффициента Q заключается в том, что он показывает удельную плотность сальдо (n-m) в общем человеко-обороте [Q = (n-m) / (n+m)].

Дифференциация территории Казахстана различного иерархического уровня по степени экономичности естественного воспроизводства позволила отобразить классификацию регионов с высокой степенью и с низкой степенью экономичности на картограмме различной интенсивностью окраски. Результативность естественного воспроизводства населения, возрастающая от северо-востока к юго-западу Казахстана, далека от оптимального человекооборота из-за высокой смертности и одновременно низкой рождаемости (особенно в Северном и Восточном регионах). Это требует стабилизации демографической ситуации, для которой необходима разработка и практическое внедрение комплексных социальных программ.

Итоги и результаты исследования региональных и национальных особенностей воспроизводства населения имеют большое научно-практическое значение при формировании социальной политики государства и политики народонаселения, в частности. Данное исследование доказало необходимость проведения, эффективной демографической политики, направленной на стабилизацию процессов рождаемости.

Теперь остановимся на таком важном факторе, влияющем на интенсивность демографических процессов, как уровень занятости. В развитых капиталистических странах с их всеобщим ограничением рождаемости резкое снижение уровня занятости, реально ощущаемое населением, немедленно сказывается на уровне регистрируемой брачности и числе рождений в семьях. Рост безработицы ведет к отказу от рождений детей, к увеличению протогенетических (между браком и первым рождением) и особенно интергенетических (между последующими рождениями) интервалов.

В развивающихся странах положение более сложное и опять-таки различается в зависимости от социального и экономического уровня страны. Во многих из этих стран устойчивые представления об обязательности многодетности сохраняются и реализуются населением в городах (даже в условиях высокой безработицы) и тем более в селах, где господствуют традиционные представления об обязательности идеалов многодетной семьи, особенно в странах, где распространен ислам.

Однако большая занятость женщин в общественном производстве существенно осложняет их возможность участвовать в воспитании детей, часто приводит к своеобразной конкуренции детородной и трудовой функций женщины, осложняет ее бюджет времени.

Динамика занятости и специфика труда воздействует также на интенсивность процессов смертности.

Тенденции миграции также находятся под сильным, если не сказать определяющим влиянием социально-экономических факторов. «Экономическая миграция» тесно связана с экономическим циклом.

Если говорить только о миграции с переменой постоянного места жительства, то с определенной долей условности можно выделить несколько ее форм:

–«семейная» миграция, связанная с формированием новых семей и перемещением одних родственников к другим;

–«учебная миграция», то есть приезд молодежи на учебу в учебные заведения разных типов из одних поселений в другие;

–перемещение трудовых ресурсов, то есть чаще всего населения в трудоспособном возрасте, на работу в районы страны, где ведется новое строительство или осваиваются новые территории (основная форма миграции).

Но в миграции важно не только перемещение населения в новые районы страны, но и его приживаемость. А это реально возможно во многом тогда, когда весь комплекс условий и уровня жизни, а не только одна зарплата в районах прибытия населения лучше, чем в районах выбытия.

В целом, подчеркнем еще раз, медико-демографический анализ должен опираться на знания закономерностей экономического и социального развития в его конкретно историческом преломлении для каждой группы населения, региона и страны в целом.

Методология изучения народонаселения в историческом разрезе начинается с понятий качества и развития народонаселения.

Первый момент определения качества народонаселения – рассмотрение его как самовоспроизводящейся совокупности. Такая точка зрения в данном случае определяет выбор тех характеристик, при помощи которых проводится описание народонаселения как особого объекта исследования. Этими характеристиками является общая численность населения, интенсивность ее изменения и определяющие данную интенсивность уровни рождаемости и смертности.

Второй момент определения качества народонаселения – нахождение характеристики, которая отражала бы такое его содержание, которого совершенно лишены популяции животных. Такой сущностной характеристикой народонаселения является его социальная природа, то, что поведение людей определяется по преимуществу не их биологией, а системой отношений, возникающих в процессе материального производства и по поводу этого производства.

Выделение взаимодействия между производством совокупности людей и воспроизводством социальных отношений как третьего момента определения качества народонаселения связано с тем, что, возникнув однажды, взаимодействие превратилось в определенную структуру и получило тем самым некоторую самостоятельность по отношению к породившим его первоначальным моментам.

Качество народонаселения отражается в различных его структурах, и поэтому именно структуры народонаселения являются его основными характеристиками. Можно назвать следующие основные характеристики народонаселения: 1) собственно демографическая структура; 2) социальная структура; 3) взаимодействие между ними, которое выступает как управление в системе «народонаселение». Изменение каждой из характеристик (или, если мы рассматриваем народонаселение как систему, каждого из компонентов) будет составлять развитие народонаселения в целом.

Аналитический обзор научной литературы убедительно свидетельствует о том, что в настоящее время наиболее объективными критериями, несущими ёмкую информацию о состоянии и тенденциях общественного здоровья, являются показатели смертности и ожидаемой продолжительности жизни благодаря налаженной системе регистрации смертности в большинстве государств. Однако до сих пор не существует официально принятой научной платформы, с помощью которой можно было бы решить проблему создания единой концепции популяционного развития.

Задача исследования по выявлению причинно-следственных связей, обуславливающих основные тенденции процессов смертности населения республики, решается с помощью корреляционно-регрессионного анализа зависимостей смертности, продолжительности жизни от каждого факториального признака, характеризующего состояние окружающей среды. В процессе корреляционного анализа выявляется наличие или отсутствие связей между двумя рядами наблюдений с учетом лага времени (0, 1, 2 года), а именно, между уровнями смертности от различных причин смерти в конкретных возрастных группах населения и основными загрязнителями (SO2, NO2, Cl2, CO и щелочь) атмосферного воздуха [7].

Простейший случай определения корреляционной зависимости заключается в том, что выделяется один фактор или одна причина и влияние этой причины ставится в центре внимания. Но при этом нужно отчетливо представить себе, что эта причина вовсе не является единственным фактором, управляющим каким-либо явлением-следствием, так как наряду с действием этой причины влияет также масса и других причин, в результате чего и получается корреляционная зависимость. Корреляционная зависимость отличается по форме (прямолинейная и криволинейная), направлению (прямая или положительная и обратная или отрицательная) и силе связи (чем ближе размер коэффициента к +1 или к –1, тем соответственно больше, теснее прямая или обратная связь). Коэффициент корреляции равный 0 свидетельствует о полном отсутствии связи.

Если рассчитанный нами коэффициент корреляции равен или больше теоретического, т.е. табличного коэффициента корреляции, то обнаруженная корреляционная связь достоверна со значимостью t-критерия Стьюдента Р<0,05 или Р<0,01. Если рассчитанный коэффициент корреляции меньше теоретического, то в этом случае корреляционная связь расценивается, как недостоверная [8].

Таким образом, результаты оценок позволили выявить зависимость болезней органов дыхания от загрязнения воздушного бассейна в 98 административных районах (61%) и общей заболеваемости населения от недостаточного уровня качества питьевой воды в 77 административных районах республики (48%). В целом Республика Казахстан характеризуется низким уровнем экологической безопасности при напряженной степени обеспеченности населения питьевой водой и средним уровнем общей заболеваемости населения.

 

Список источников литературы

 

1. Ефремова Т.М. Социально-экономический потенциал общественного здоровья: Автореф. дис.   …канд. соц. наук. – Тюмень, 2007. – 24 с.

2. Демографические прогнозы / Под ред. А.Г. Волкова. – М.: Статистика, 1973. – 167 с.

3. Медико-демографическое исследование Казахстана 1999 года. – Алматы, Казахстан: Академия профилактической медицины и Macro International Inc. – 2000. – 214 с.

4. Аманкулова Ж.С. Комплексная оценка процессов рождаемости в Республике Казахстан: Автореф. дис.   …канд. мед. наук. – Алматы, 2006. – 24 с.

5. Курман М.В. Актуальные вопросы демографии. – М.: Статистика, 1976. – 220 с.

6. Урланис Б.Ц. Рождаемость и продолжительность жизни в СССР. – Москва, 1963. – С. 135.

7. Третьякова С.Н. Демографические аспекты здоровья в условиях Казахстана: Автореф. дис.   …канд. мед. наук. – Алматы, 1997. – 24 с.

8. Венецкий И.Г. Вероятностные методы в демографии. – М.: Финансы и статистика, 1981. – 223 с.

9. Water resources and WMO. – Geneva, WMO, 2003, 38 p.

 

Медициналық-демографиялық талдауда әлеуметтік-экономикалық факторларды бағалау

 

Наурызбаев К.А.

 №21 Қалалық емхана, Алматы қаласы

 

Түйін Мақалада, кейбір әлеуметтік-экономикалық факторлардың әсерінен туындайтын медициналық-демографиялық құбылыстардың аймақтық ерекшеліктері, Қазақстан тұрғындарының өмір сүру жағдайы арқылы қарастырылады.

 

Assessment of socio-economic factors in health and demographic analysis

Nauryzbayev К.А.

 «Municipal policlinic №21», Almaty city

 

Abstract  The article deals with regional characteristics of medical and demographic phenomena due to the influence of certain socio-economic factors in terms of living standards in Kazakhstan.

Наурызбаев К.А.

ГККП «Городская поликлиника №21»

ОЦЕНКА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ В МЕДИКО-ДЕМОГРАФИЧЕСКОМ АНАЛИЗЕ

Posted by & filed under Вестник КазНМУ, Организация здравоохранения, Русский.

В статье рассмотрены медико-социальные условия формирования здоровья населения в регионе ядерного полигона «Азгыр».

Целью исследований было изучение медицинских и социальных условий формирования здоровья населения региона ядерного полигона «Азгыр». Изучены особенности уровня и структуры заболеваемости населения по данным обращаемости в медицинские учреждения, проведено социологическое исследование среди репрезентативного количества населения.

Как известно, на 10 технологических рабочих площадках ядерного полигона с 1966 по 1979 г.г. было произведено 17 ядерных подземных взрывов.

Объектом исследования явился регион ядерного полигона «Азгыр», расположенного в Курмангазинском районе Атырауской области, где проживает около 8000 человек.

Проведенными исследованиями установлено, что уровень общей заболеваемости населения по обращаемости составляет 530,1-735,7 случая на 1000 человек населения, что выше по сравнению с областными и республиканскими показателями.

В структуре общей заболеваемости населения региона ядерного полигона «Азгыр» ведущими являются болезни органов дыхания (38,5%), болезни системы кровообращения (14,1%), болезни крови и органов кроветворения (7,0%), болезни глаз и его (6,2%), болезни уха и сосцевидного отростка (5,5%), болезней органов пищеварения (5,0%).

Проведенным социологическим исследованием установлено, что большая часть населения региона ядерного полигона «Азгыр» характеризует состояние своего здоровья как слабое – от 55,5 до 64,6%, как очень слабое – 1,2- 3,3%. Как хорошее оценивают свое здоровье 31,5-40,4% населения, и только 0,6-2,9% считают себя  полностью здоровыми.

Опрос населения региона показал, что часто в анамнезе жителей встречаются такие заболевания как болезни почек (40,0-45,2%), болезни глаз (42,7-44,7%), органов кровообращения (36,5-47,9%), органов пищеварения (35,7-45,2%), органов дыхания (15,4-29,4%), болезни нервной системы (18,6-19,6%), болезни печени (17,3-17,0% ).

В период наших исследований за медицинской помощью в Балкудукскую (Азгырский с.о.) и Суюндукскую сельские участковые больницы обращалось до 60 % населения, а остальная часть за медицинской помощью не обращалась.

Но, в то же время 65% населения региона медицинской помощью не удовлетворено. Причиной неудовлетворенности, в основном, является высокая стоимостью услуг: в Суюндукском с.о. – 42,0%, а в Азгырском – 58,5% респондентов. На отсутствие медикаментов указывают – в Суюндукском с.о. 45,5%, в Азгырском — 63,8%. На отсутствие необходимого медицинского оборудования указывают соответственно 30,6-33,0% опрошенных.  Низкую квалификацию медицинского персонала отмечают 1,6-3,1%.

Это говорит о необходимости принятия медико-организационных мероприятий по улучшению оснащения медицинских учреждений медицинским оборудованием, медикаментами и по повышению квалификации медработников.

Среди основных проблем, волнующих население зафиксированы безработица (78,4-94,1%), экологические проблемы (80,4-92,6%), высокая стоимость жизни (70,2- 95,6%) и проблемы здоровья (62,0-72,9%). Проблемы с водой в изучаемых округах волнуют 14,9-38,0% респондентов. Проблемы с жильем отмечают 4,8-10,2%, отсутствие топлива — 9,4-11,2%.

По мнению опрошенных в регионе среди первоочередных мероприятий необходимо строительство дорог (87,8-95,7% респондентов), трудоустройство (82,4-93,1%), квалифицированные медицинские кадры (61,6-66,0%), педагоги (13,3-20,4%), таблица 2.

 

Таблица 2 – Мероприятия по улучшению условий жизни населения региона ядерного полигона «Азгыр» (по данным опроса)

 

Мероприятия

%

Строитель­ство дорог

87,8-95,7

Благоустрой­ство поселка 

36,7-44,7

Водоснаб­жение 

52,1-62,0

Установление льгот пенсионерам и инвалидам 

53,7-63,3

Трудоустрой­ство 

82,4-93,1

Наличие связи с райцентром 

36,2-48,2

Улучшение инфраструк­туры поселка 

8,0-21,2

Нужны медицинские работники 

61,6-66,0

Нужны педагоги 

13,3-20,4

 

Для региона актуально решение проблем с водоснабжении. Так на данные меры указывают 62,0% респондентов в Азгырском с.о., а по Суюндукскому – 52,1%. Среди мероприятий также опрошенные отмечают улучшение связи с районным центром (48,2% и 36,2%), установление льгот пенсионерам и инвалидам (53,7% и 63,3%), улучшение инфраструктуры населенных пунктов (21,2% и 8,0%).

Выводы

  1. Население региона ядерного полигона «Азгыр» обращается за медицинской помощью в основном по поводу болезней органов дыхания, болезней системы кровообращения, болезней крови и кроветворных органов, болезней глаза и его придатков, болезней уха и сосцевидного отростка, болезней органов пищеварения.
  2. К основным проблемам, волнующим население относятся безработица, экологические проблемы, высокая стоимость жизни и проблемы здоровья.
  3. По мнению опрошенных в регионе среди первоочередных мероприятий необходимо строительство дорог, трудоустройство, необходимы квалифицированные медицинские кадры, педагоги.

 

«Азғыр» ядролық полигоны аймағындағы тұрғындар денсаулығының қалыптасу медициналық-әлеуметтік жағдайы

Умбеткалиева Н.А.

 

Түйін «Азғыр» ядролық полигон аймағындағы тұрғындары медициналық көмек көрсетуде негізінде тыныс алу органдарының аурулары, қанайналым жүйесінің аурулары, қан аурулары, көз аурулары, құлақ аурулары және ас қорыту жолдарының аурулары тіркеледі.Халықтың толқуының негізгі себептері жұмыссыздық, экологиялық мәселелері, өмір сүрудің қымбатшылығы және денсаулық мәселелері. Респонденттердің пікірінше осы аймақта ең басты шараларында жол жасау, жұмысқа орналастыру, медициналық кызметкерлерінің және оқушылардың керектігі.

 

MEDICAL AND SOCIAL CONDITIONS OF POPULATION HEALTH OF RANGE «AZGYR» REGION

Umbetkalieva N.A.

 

Abstract The population of the region’s nuclear polygon «Azgyr» receive care primarily about respiratory diseases, cardiovascular diseases, diseases of blood and blood-forming organs, diseases of the eyes, diseases of ear and mastoid process, diseases of the digestive system. The main issues of concern to the population are unemployment, environmental problems, the high cost of living and health problems. According to the respondents in the region among the priority actions necessary to build roads, employment, require skilled medical personnel, teachers.


Умбеткалиева Н.А.

Городская детская поликлиника г.Атырау

МЕДИКО-СОЦИАЛЬНЫЕ УСЛОВИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ЗДОРОВЬЯ ЖИТЕЛЕЙ РЕГИОНА ПОЛИГОНА «АЗГЫР»

Posted by & filed under Вестник КазНМУ, Организация здравоохранения, Русский.

В Восточном Казахстане с 1997 по 01.01.2011 года официально зарегистрировано 1710 человек живущих с ВИЧ-инфекций, включая 41 больного со СПИДом. Главный путь передачи – внутривенный парентеральный. Превалируют мужчины (85,9%). На 1 января 2011 года зарегистрировано 108 беременных с ВИЧ, 126 беременностей, 51 ребенок, рожденный от ВИЧ-положительных матерей.

ВИЧ-инфекция является глобальной проблемой здравоохранения во всех странах [1].  В Казахстане первый случай ВИЧ-инфекции был зарегистрирован в 1987г. Эпидемия ВИЧ-инфекции удержана на концентрированной стадии. Вследствие проводимых мероприятий в течение последних лет отмечается снижение темпов ее распространения.  На 1 января 2011 года в стране зарегистрирован 15 571 случай ВИЧ-инфекции, показатель на 100 тысяч населения составил – 99.

В Восточно-Казахстанской области (ВКО) с 1997 года, когда были выявлены первые  случаи ВИЧ-инфекции, по 01.01.2011 года было официально зарегистрировано 1710 людей живущих с ВИЧ-инфекцией (ЛЖВ), в том числе 41 больной СПИДом. ВИЧ-инфекция зарегистрирована на 18 административных территориях области из 19. Максимальные показатели распространения инфекции регистрируются в г. Усть-Каменогорске (292,2), Глубоковском районе (288,5), в Шемонаихинском районе (233,5) и Зыряновском районе (211,8), в которых проживает 79% всех ВИЧ-инфицированных, зарегистрированных в области. Кумулятивно интенсивный показатель выявленной заболеваемости ВИЧ-инфекцией с учетом умерших по области составил 109,6 на 100 тысяч населения, что выше республиканского показателя (73,1). Основная масса состоящих на учете ВИЧ-инфицированных заразилась при внутривенном употреблении наркотиков – 82%, парентеральный путь передачи в течение трех последних лет был в области доминирующим. Половым путем заразились 16% выявленных ВИЧ-инфицированных. На долю вертикального пути приходится 0,2%. Вертикальный путь заражения установлен в 2007 и 2010 годах у детей, не получивших химиопрофилактику антиретровирусными препаратами в связи (1) с  выявлением ВИЧ-инфекции у матери только после родов и (2) в 2009 году выявлен ребенок рожденный в 2003 году с ретроспективно установленным диагнозом «ВИЧ-инфекция» (ВИЧ-статус родителей установлен поздно (у отца в 2008 году, у матери в 2009 году).

Нарастающим итогом  на 01.01.2011 года в г.Семей выявлено 185 ВИЧ-инфицированных, показатель превалентности  на 100 тысяч населения с исключением умерших составил 53.   Больных СПИДом — 4. Умерло 14 чел. (2003г. – 2; 2005 г. – 1; 2006 г.- 3, 2007 г.-1; 2008г. — 1; 2009г. – 3, 2010 г. — 3), в том числе от СПИДа – 4. ВИЧ-инфекция   преимущественно  регистрируется в возрастной группе от 20 до 29 лет (42,7 % всех случаев). В 2006 году выявлен 1 ВИЧ-инфицированный ребенок до 14 лет, зараженный в Южно-Казахстанской области при использовании нестерильного медицинского инструментария в детских лечебно-профилактических организациях. Мужчины среди всех ВИЧ-инфицированных,  выявленных в г.Семей  доминируют, удельный вес их составляет 85,9% (159 чел. из 185 выявленных).   В течение трех лет гендерный состав ЛЖВ постепенно меняется  в сторону увеличения числа женщин, в 2010 году 2/5 выявленных ЛЖВ составляют женщины. Основным путем передачи ВИЧ-инфекции в регионе остается парентеральный, через внутривенное введение наркотиков – (в г. Семей кумулятивно 77,8%, 2010 год – 50%). На гетеросексуальный  путь передачи ВИЧ-инфекции кумулятивно приходится -16,8 % (2010 год – 45%), на гомосексуальный  путь -3,8 % (2010 год – 5 %), в 1,1% случаев путь передачи не установлен. Как и прежде, большинство ВИЧ-инфицированных в г.Семей выявляется в пенитенциарных учреждениях города, однако идет постепенное увеличение ВИЧ-инфицированных среди «гражданских» лиц.  Нарастающим итогом в пенитенциарных учреждениях города выявлено 127 человек (68,6%) из 185 зарегистрированных в г. Семей, «гражданских» лиц — 58 человек (31,4%). За 2010 год — в пенитенциарных учреждениях города выявлено 7 человек (35%) из 20 зарегистрированных в г. Семей, «гражданских» лиц — 13 человек (65%).

На 1 января 2011 года в ВКО зарегистрировано нарастающим итогом – 108 ВИЧ-инфицированных беременных женщин и 126 беременностей, т.о. у 18 женщин зарегистрированы повторные беременности. На 1 января 2011 года в ВКО родилось нарастающим итогом  детей от ВИЧ–инфицированных матерей — 51. Из них 18 детей сняты с диспансерного учета по окончании срока наблюдения и при отрицательных лабораторных данных на ВИЧ. Диагноз ВИЧ-инфекция выставлен 2 детям, кроме того, 2  детям диагноз выставлен ретроспективно. Из детей, рожденных от ВИЧ-инфицированных матерей, умерло 1. Всего состоят на диспансерном учете до окончания срока наблюдения 21 детей.

Нарастающим итогом на  01.01.2011 года в г.Семей впервые выявлено 6 ВИЧ-инфицированных беременных женщин, всего беременностей – 7 (1 повторная  беременность у ранее выявленной ВИЧ-инфицированной беременной). Исходы беременностей: аборты — 2; роды – 4; одна  беременность на сегодня сохраняется. Нарастающим итогом в г.Семей родилось 4 ребенка от ВИЧ-инфицированных матерей. Из них 2 детей сняты с диспансерного учета по окончании срока наблюдения и при отрицательных лабораторных данных на ВИЧ, 1 ребенок – выбыл до верификации диагноза в Узбекистан, 1 ребенок состоит на диспансерном учете до окончания срока наблюдения.

В Семейском регионе, как и во всей республике, наблюдается неуклонный рост заболеваемости ВИЧ-инфекцией, преимущественно среди молодежи 20-29 лет, с  вовлечением в процесс женщин фертильного возраста.  Наблюдается процесс роста полового пути передачи ВИЧ с 5,5% в 2005 году до 50 % в 2010 году, что связано с выходом ВИЧ-инфекции за рамки популяции наркопотребителей и постепенным вовлечением в эпид. процесс обычного населения.

Литература

1. Малый В.П. ВИЧ. СПИД. Новейший медицинский справочник — М.: Эксмо, 2009. — 672 с.

 

Шығыс Казақстандағы АИВ –инфекциясы

Е.М.Смаил,  С.Б.Маукаева

 

Түйін 1997 ж 01.01.2011 жылдан бастап 1710 адам тіркелген, СПИД – пен қоса 41 науқас. Ең негізгі жұғу жолы- парентеральды тамыр ішілік. Ерлер — 85,9%. 2011 жылдың 1 қаңтарынан бастап, АИВ – пен108 жүктілік тіркелген, 126 жүктілік, 51 сәби, яғни АИВ –инфекцияға сараптама нәтижесі оң аналардан туылған. 

 

HIV-infection in East Kazakhstan

Е.М.СмаилС.Б.Маукаева

 

Abstract  In East Kazakhstan region from 1997 to 01.01.2011 1710 people living with HIV were officially reported, including 41 patients with AIDS. The main route of transmission is intravenous. Males dominate (85,9%). On January 1, 2011, in East Kazakhstan 108 HIV-infected pregnant women, 126 pregnancies, 51 children borned from HIV positive mothers are recorded.


Е.М.Смаил,  С.Б.Маукаева

Государственный медицинский университет г.Семей

Центр по профилактике и борьбе ВИЧ/СПИД г.Семей

ВИЧ-ИНФЕКЦИЯ В ВОСТОЧНО-КАЗАХСТАНСКОЙ ОБЛАСТИ

Posted by & filed under Вестник КазНМУ, Организация здравоохранения, Русский.

Доказательная медицина (ДМ)это разновидность медицинской практики, отличающаяся применением к лечению отдельного пациента только тех вмешательств, полезность которых  доказана  в  доброкачественных  научных  исследованиях. Одним из аспектов практического применения принципов ДМ – это разработка клинических рекомендаций для практических врачей и внедрение систем стандартизации в здравоохранении, направленные на повышение качества оказания медицинской помощи.

Введение

Каждое клиническое решение должно базироваться на строго доказанных научных фактах. Этот постулат получил название «evidence-based medicine», в буквальном переводе — «медицина, основанная на фактах» либо, что более точно отражает значение термина, «научно-обоснованная медицинская практика», или «научно-доказательная медицина». В поисках ответа на клиническую проблему врач может пользоваться разными источниками информации и получать разнообразные, порой взаимоисключающие факты и рекомендации. Поэтому другой важнейший принцип научно-обоснованной медицинской практики связан с критическим анализом информации: «вес» каждого факта тем больше, чем строже научная методика исследования, в ходе которого факт получен. Индивидуальный врачебный опыт и мнение экспертов или «авторитетов», рассматриваются как не имеющие достаточной научной основы[1].

 

Деятельность ЦДМ  при КазНМУ им. С.Д. Асфендиярова

Центр доказательной медицины Казахского национального медицинского университета имени С.Д. Асфендиярова был создан на основании решения Ученого Совета от 29 сентября 2009 года, директором является д.м.н. Турдалиева Б.С.. Основными направлениями деятельности центра доказательной медицины Казахского национального медицинского университета имени С.Д. Асфендиярова являются: 1. Поиск информационных и методологических данных по доказательной медицине, для последующего их широкого включения в образовательный процесс и подготовки для этого квалифицированного преподавательского состава на постоянной основе; 2. Разработка новых критериев высшего медицинского образования на основе принципов медицины, основанной на доказательствах, формирование соответствующей идеологической и методологической базы; 3. Внедрение в практическое здравоохранение принципов и методов доказательной медицины, для совершенствования профессиональной подготовки медицинских специалистов в оказании качественной медицинской помощи населению на основе использования принципов доказательной медицины; 4. Сотрудничество с республиканскими и международными организациями, занимающимися вопросами развития доказательной медицины. С 27 октября 2009 года входит в состав ШОЗ имени Х.Досмухамедова. Сотрудники ЦДМ: Турдалиева Ботагоз Саитовна, д.м.н. – директор ЦДМ, Тен Виктория Борисовна – ведущий эксперт ЦДМ, Рахматуллаева Наргиз Умаровна – эксперт ЦДМ, Раушанова А,М. – эксперт ЦДМ [2].

На данный момент в рамках реализации Государственной программы реформирования и развития здравоохранения в Республике Казахстан на 2005-2010гг, а также Постановления Правительства Республики Казахстан от 16 февраля 2004 г. «О стандартизации в области здравоохранения», уполномоченным органом в области здравоохранения в лице Министерства здравоохранения РК (далее — уполномоченный орган), проводится активная разработка и внедрение в медицинскую практику клинических руководств [3].

 

Инструменты доказательной медицины: кпр, систематический обзор, мета-анализ.

Клинические практические руководства — это инструмент, которым пользуются врачи, менеджеры больниц и амбулаторий, специалисты по планированию общественного здравоохранения, экономисты здравоохранения и другие специалисты для принятия решений по клиническим вопросам с целью улучшения качества и сокращения затрат.

Для достижения этих целей клинические руководства должны основываться на доказательствах, т.е. иметь солидные научные свидетельства того, что рекомендуемые вмешательства эффективны (они должны демонстрировать, что данный подход действительно работает), безопасны (исключают любое потенциально опасное лечение) и затрато — эффективны (исключают любое бесполезное лечение, являющееся пустой тратой ресурсов). При наличии двух и более равнозначных по эффективности вмешательств, предпочтение отдается наименее дорогостоящему варианту. Имеется целый ряд различных типов руководств, включая руководства, разработанные на основе консенсуса, клинические протоколы и руководства на основе доказательной медицины (ДМ). Руководства на основе ДМ четко отделяют личное мнение от научно подтвержденных фактов и «дают заключение не просто о том, какое из двух вариантов лечения «лучше», но и показывают абсолютную разницу последствий того или иного лечения в измеримых числах, включая все их плюсы и минусы». Клинические руководства на основе ДМ разрабатываются методически, при этом принимаются в расчет имеющие отношение к данному вопросу результаты различных исследований. Такие руководства включают информацию обо всех надежных альтернативных вариантах лечения или профилактики, которые позволяют специалистам по планированию, менеджерам программы и врачам сделать заключение о наиболее приемлемом подходе для их контингента пациентов, для их конкретной практики или отдельных пациентов[4]. Сегодня в Казахстане практическое здравоохранение использует несколько видов руководств: МЭП, клинические рекомендации, клинические руководства. Одним из основных критериев, необходимых для разработки клинических руководств, отвечающих современным требованиям обеспечения качества в здравоохранении, является широкое использование методов и принципов доказательной медицины – привлечение результатов правильно выполненных современных научных исследований, как основного фундамента критической оценки клинической информации. Внедрение принципов доказательной медицины в практику здравоохранения предусматривает оптимизацию качества медицинской помощи с точки зрения безопасности, эффективности и стоимости. Современная научно-обоснованная медицинская практика требует от врача, чтобы диагностика заболеваний, назначение эффективного лечения, минимизация негативных последствий вмешательств основывались только на самой надежной информации[1].

В мире наполнен большой опыт разработки КПР, а также одними из наиболее информативных  научно-практических материалов для практического здравоохранения являются систематические обзоры и мета-анализ. Систематические обзоры помогают практикующим врачам не отстать от новинок медицинской литературы, обобщая большое количество научно обоснованных данных и объясняя причины расхождения результатов различных исследований. В систематическом обзоре используются научные подходы, ограничивающие возможность систематических ошибок при отборе, критической оценке и обобщении всех исследований по определенной клинической проблеме. Систематические обзоры все шире используются в медицине как источник информации для принятия клинических решений, планирования будущих исследований и выработки политики здравоохранения, тем самым усиливая связь между наиболее обоснованными результатами исследований и оптимальной медицинской помощью[5].

Мета-анализ — разновидность систематического обзора, в котором для объединения и обобщения результатов нескольких оригинальных исследований применяются статистические методы. Мета-анализ проводят для того, чтобы обобщить имеющуюся информацию и распространить ее в понятном для читателей виде. Чаще всего его используют для оценки клинической эффективности терапевтических вмешательств. Результаты постоянно обновляемых мета-анализов могут иметь широкое применение как в практическом, так и в научном плане. Во-первых, они позволяют врачу получить максимально объективную информацию о результатах исследований в интересующих его областях, включая обобщенную оценку эффективности того или иного метода воздействия (лечебного, диагностическо го или профилактического). Во-вторых, мета-анализы помогают ученым: а) сформулировать и обосновать исследовательскую гипотезу (существует множество примеров использования результатов мета-анализа для установления не только эффективности того или иного лечебного воздействия, но и причинно-следственных связей между заболеванием и факторами риска, а также для определения обобщенных показателей заболеваемости и смертности, эффективности диагностики); б) обосновать размер планируемого клинического исследования (мета-анализ позволяет получить надежные данные по оценке ожидаемого эффекта того или иного метода лечения с целью его последующей проверки в планируемом исследовании); в) определить важные побочные эффекты изучаемого лечебного препарата, а также установить прогностически значимые факторы развития того или иного исхода заболевания; г) избежать ошибок, допущенных в предыдущих исследованиях (например, при организации планируемого исследования). В-третьих, результаты мета-анализа помогают организаторам здравоохранения и экспертам в выработке рекомендаций и подготовке законодательных актов, касающихся использования определенных диагностических и лечебных методов. В этом отношении примером, достойным подражания, служат регулярно обновляемые рекомендации Американской ассоциации кардиологов по ведению больных с сосудисто-мозговыми и сердечно-сосудистыми заболеваниями [6].

 

Заключение

Таким образом, использование информации, основанной на научных доказательствах, является одним из важных составляющих практики современного врача. В связи с этим,

Центр доказательной медицины Казахского национального медицинского университета им. С.Д. Асфендиярова выпускает ежемесячный бюллетень по данным научных исследований (систематические обзоры, мета-анализ, клинические практические руководства), который размещается на сайте КазНМУ в рубрике ШОЗ в начале каждого месяца. Данный бюллетень поможет найти правильный ответ на клинический вопрос и позволит применить обобщенные научные доказательства к конкретному пациенту в конкретной клинической ситуации.

Список использованной литературы:

1. Drummond M, Barbieri M, Cook J, Glick H, Lis J, Malik F, Reed S, Rutten F, Sculpher M, Severens J. Transferability of economic evaluations across jurisdictions: ISPOR Good Practices Task Force report. Value in Health 2009; 12:409–418.

2. Mulrow C.D. The medical review article: state of the science. Ann Intern Med 1987;106:485—8 .

3. Государственная программа реформирования и развития здравоохранения на 2005-2010 годы.

4. Доказательная медицина. Ежегодный справочник. — М.: Медиа Сфера, 2002. — 1400 с. — ISBN 5-89084-014-2.

5. Cook D.J., Sackett D.L., Spitzer W.O. Methodologic guidelines for systematic reviews of randomized control trials in health care from the Potsdam Consultation on Meta-Analysis. J Clin Epidemiol 1998;48: 167—71.

6. Antman E.M., Lau J., Kupelnick B., Mosteller F., and Chalmers I. A comparison of results of meta-analysis of randomised control trials and recommendations of clinical experts. Treatment for myocardial infarction. JAMA 1999;268:240—8.

 

Кликалық тәжірбедегі дәрігерліктің дәлел дәрігерлігі және олардың қолдануын мумкіндігінің аспабы

 

Турдалиева Б.С., Раушанова А.М., Тен В.Б., Мусаева Б.А., Омарова Д.Б., Изекенова А.К.

Асфендияров С.Ж. атындағы ҚазҰМУ

Дәлелді медицина орталығы

Алматы, Казахстан

 

Түйін  Дәлелді  медицина (ДМ)  —  бұл дәрiгерлiк тәжiрибенiң тек қана пайдалы,сапалы, ғылыми зерттеулерде дәлелдейтiн кiрiсулерiн жеке емделушiнiң емдеуiне қолдану айырмашылығы болатын бiр түрiне жатады.  Дәлелді  медицинаның практикалық қолданудың тұрғылардың бiрлерi — бұл денсаулық сақтаудағы жүйелердiң дәрiгерлiк жәрдемдi көрсетудi сапасының жоғарылату бағытталған стандартизациялары жаттығу дәрiгерлерi және енгiзу үшiн клиникалық ұсыныстардың өңдеуi.

 

Evidence-based medicine tools and their applicability in clinical practice

Turdalieva B.S., Raushanova A.M., Ten V.B., Musaeva B.A., Omarova D.B., Izekenova A.K.
EBM KazNMU оf S.D.Asfendiyarov
Almaty, Kazakhstan


Abstract  Evidence-based medicine (EBM) — a type of medical practice, where in the application to the treatment of individual patients only those interventions which have proven useful in benign research. One aspect of the practical application of the principles of EBM — is the development of clinical guidelines for practitioners and the introduction of standardization in health care, aimed at improving the quality of care.

Турдалиева Б.С., Раушанова А.М., Тен В.Б., Омарова Д.Б., Мусаева Б.А., Изекенова А.К.

ЦДМ КазНМУ им.С.Д.Асфендиярова, Алматы, Казахстан

ИНСТРУМЕНТЫ ДОКАЗАТЕЛЬНОЙ МЕДИЦИНЫ И ВОЗМОЖНОСТИ ИХ ПРИМЕНЕНИЯ В КЛИНИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ

Posted by & filed under Вестник КазНМУ, Организация здравоохранения, Русский.

В статье рассматривается современное состояние демэкономических проблем и значение социально-экономического развития в формировании здоровья населения региона.

Современный подход к оценке общественного развития базируется на комплексном восприятии таких ее элементов, как экономика, социальная сфера, популяция. Это многоаспектный процесс, который обычно рассматривается с точки зрения совокупности различных социальных и экономических целей. Даже если речь идет только об экономическом развитии, оно обычно рассматривается совместно с развитием социальным. Социально-экономическое развитие включает в себя такие аспекты, как: рост производства и доходов; перемены в институциональной, социальной и административной структурах общества; перемены в общественном сознании; перемены в традициях и привычках.

В настоящее время основной целью экономического развития большинства стран мира и их регионов является улучшение качества жизни и здоровья населения. Поэтому процесс социально-экономического развития включает в себя три важнейшие составляющие:

–повышение доходов, улучшение здоровья населения и повышение уровня его образования;

–создание условий, способствующих росту самоуважения людей в результате формирования социальной, политической, экономической и институциональной системы, ориентированной на уважение человеческого достоинства;

–увеличение степени свободы людей, в том числе их экономической свободы.

Последние две составляющие качества жизни не всегда учитываются при оценке степени социально-экономического развития стран и регионов, однако в последнее время в экономической науке и политической практике им придается большое значение. Развитие любого региона – многоцелевой и многокритериальный процесс. Содержание развития регионов может сильно различаться. Действительно, развитие различных городов и сельских территорий Казахстана по своему содержанию сильно различаются, и это различие обусловлено не только исходным уровнем развития, но и особенностями каждого региона, его производственной структурой, географическим положением, производственной специализацией и пр.

В качестве целей социально-экономического развития региона используются такие, как увеличение доходов, улучшение образования, питания и здравоохранения, снижение уровня нищеты, оздоровление окружающей среды, равенство возможностей, расширение личной свободы, обогащение культурной жизни. Некоторые из этих целей идентичны, но в определенных условиях они могут иметь существенные различия. Так, ограниченные средства можно направить либо на развитие здравоохранения, либо на охрану окружающей среды. Возникает конфликт между целями развития. В то же время понятно, что чем более чистой будет окружающая среда, тем здоровее будет население и тем в большей степени будет достигнута конечная цель – здоровье людей. Поэтому в данном случае конфликт между целями не носит абсолютно неразрешимого характера. Однако в других случаях конфликт целей развития требует особого рассмотрения и специальных методов разрешения.

Соответственно целям развития региона строится система критериев (характеристик развития) и показателей, которые измеряют эти критерии. Несмотря на некоторые различия между странами и регионами в иерархии ценностей и в целях развития, международные организации оценивают степень развития стран и регионов по некоторым универсальным интегральным показателям. Одним из таких показателей является индекс развития человека (ИРЧ), разработанный в рамках Программы развития ООН. Данный показатель ранжирует страны по восходящей от 0 до 1. При этом для расчета используются три показателя экономического развития:

–ожидаемая продолжительность жизни при рождении;

–интеллектуальный потенциал (грамотность взрослого населения и средняя продолжительность обучения);

–величина душевого дохода с учетом покупательной способности валюты и снижения предельной полезности доходов.

ИРЧ определяется как средняя арифметическая трех указанных показателей. Индекс каждого показателя рассчитывается по формуле:

X i – X i min,

Xi max – Xi min, где Xi – фактическое значение i показателя;

Ximax и Ximin – соответственно минимальное и максимальное значение i-го показателя.

В межрегиональном сравнении, точно так же, как и в международном анализе, можно использовать индекс развития человека и другие аналогичные показатели.

Человеческое развитие (развитие человеческого потенциала) было определено во всемирных докладах о человеческом развитии ПРООН как процесс обеспечения людей более широким выбором во всех аспектах человеческой жизни, главным из которых являются возможность прожить долгую и здоровою жизнь, приобрести знания и иметь доступ к ресурсам, необходимым для достойного уровня жизни. Самые высокие показатели ИЧР – более 0,8 имеют города Астана и Алматы, средний уровень – в Актюбинской и Мангистауской областях по сравнению с другими областями.

Вместе с тем качество жизни во многом определяется динамикой уровня жизни и показателем «жизнеспособности» (по терминологии ЮНЕСКО – ВОЗ) в зависимости от социально-экономической ситуации в той или иной стране. Коэффициент жизнеспособности измеряется по пяти бальной шкале – он характеризует возможность сохранения генофонда, физиологического и интеллектуального развития нации [1].

Согласно исследованиям ЮНЕСКО – ВОЗ стран с пятью баллами нет. Казахстан входит в группу государств (страны Балтии, России, Китай, КНДР, Ирак, Бразилия, Аргентина, Турция и др.), которые имеют два балла. Республика Казахстан при условии реализации Стратегии территориального развития до 2015 года имеет возможность перейти в трехбалльную группу и встать в один ряд с европейскими государствами и США.

Наряду с интегральным показателем можно использовать отдельные частные показатели развития региона. Среди них: национальный доход на душу населения; уровень потребления отдельных материальных благ; степень дифференциации доходов; продолжительность жизни; уровень физического здоровья; уровень образования.

Целесообразно выделять долгосрочные и краткосрочные цели и соответствующие им критерии экономического развития страны. Среди долгосрочных целей – становление и развитие постиндустриального общества, создание рабочих мест высшей квалификации для будущих поколений, повышение уровня жизни всех граждан страны, включая уровень здравоохранения, образования и культуры. В качестве краткосрочных целей можно рассматривать преодоление кризиса и достижение конкретных величин прироста ВНП в следующем году, квартале, месяце и пр. Долгосрочные и краткосрочные цели достаточно сильно различаются, меры по их достижению также неодинаковы.

Критерии экономического развития не всегда играют роль целевых ориентиров. Нередко в качестве тактических целей регионального развития выступают промежуточные задачи, играющие роль необходимых условий успешного развития. Среди таких тактических целей развития региона или города можно назвать: привлечение новых видов бизнеса; расширение существующего бизнеса; развитие малого бизнеса; развитие центра города; развитие промышленности; развитие сферы услуг; повышение уровня жизни населения региона.

Особое значение в определении уровня экономического развития региона имеют традиционные показатели, оценивающие уровень производства и потребления благ и рост этого уровня в расчете на душу населения – ВНП, ВВП, реальный ВНП на душу населения, темпы роста этих показателей.

Для оценки динамики развития целесообразно использовать показатели, оценивающие темпы экономического роста в регионе: темпы роста душевого дохода, производительность труда, а также темпы структурной трансформации производства и общества. Воздействие на темпы экономического роста – жизненно важный вопрос для экономической политики как страны в целом, так и отдельного региона.

Чисто экономические показатели, какими являются ВВП, душевой доход, производительность труда и темпы их роста, не могут в полной мере оценить уровень социально-экономическое развитие региона. Не менее важны показатели продолжительности жизни, уровня здоровья населения, степени его образования и квалификации, а также показатели структурных изменений в производстве и обществе.

Экономическое развитие многих стран и регионов сопровождается изменением структуры общественного производства, в частности, на смену индустриальному обществу постепенно приходит постиндустриальное. Все большая часть занятых работает в нематериальном секторе, все меньшая часть – непосредственно в промышленности и сельском хозяйстве.

Так называемые базовые отрасли перестают быть таковыми и никогда не станут базовыми опять. Потребление индивидуализируется, тиражность производства падает, происходит так называемая демассификация производства. Углубляется его интеллектуализация, основными факторами производства становятся информационные ресурсы. Добавленная стоимость создается главным образом в нематериальной сфере, при этом труд приобретает новые черты: в нем начинают преобладать творческие функции, превалирующим типом работника становится творческая личность, приверженная к своему делу и стремящаяся привнести в свою работу новые элементы. Стираются различия между низко- и высокооплачиваемыми отраслями: все отрасли становятся наукоемкими, абсорбируя поток управленческих, финансовых и коммерческих инноваций. Навыки работников и наличие прогрессивной технологии становятся важнее низких затрат на рабочую силу и другие обычные факторы конкурентоспособности. Традиционные преимущества стран и регионов начинают утрачивать былое значение. Все названные тенденции проявляются во всех странах мира в большей или меньшей степени.

Нематериальное производство становится парадигмой экономического развития, что заставляет по-новому оценивать степень богатства стран и регионов. Традиционно страны и регионы оцениваются с точки зрения богатства лесом, полезными ископаемыми, почвами, климатическими условиями, основными фондами, географическим положением. Новые представления о нематериальном производстве как о сфере, где создается большая часть стоимости, меняют критерии оценки богатства стран и регионов. На первое место выдвигаются такие факторы, как богатство людьми и их квалификацией, управленческими технологиями, рыночной инфраструктурой, сетью бизнеса, культурой организацией. Новые представления об источниках и факторах экономического развития позволяют по-новому посмотреть на образование, науку, медицину, телекоммуникации, навыки менеджмента как на те сферы общественной жизни, которые оказывают решающее влияние на темпы и направления экономического развития страны в целом.

Итак, на уровне регионов можно рассматривать следующие критерии и соответствующие им показатели социально-экономического развития:

–ВНП или ВВП (абсолютная величина и на душу населения) и темпы роста этих показателей;

–средний уровень доходов населения и степень их дифференциации;

–продолжительность жизни, уровень физического и психического здоровья людей;

–уровень образования;

–уровень потребления материальных благ и услуг (продуктов питания, жилья, телефонных услуг), обеспеченность домашних хозяйств товарами длительного пользования;

–уровень здравоохранения (обеспеченность поликлиниками, больницами, аптеками, диагностическими центрами и услугами скорой помощи, качество предоставляемых медицинских услуг);

–состояние окружающей среды;

–равенство возможностей людей, развитие малого бизнеса;

–обогащение культурной жизни людей.

Стандартным способом оценки экономического развития регионов является оценка уровня производства (как правило, материального производства). Такая оценка сегодня является недостаточной и односторонней. Разработанные международными организациями подходы к оценке экономического развития стран заставляют при оценке развития региона рассматривать не только объем производства, но и такие, например, аспекты, как образование, здравоохранение, состояние окружающей среды, равенство возможностей в экономической сфере, личная свобода и культура жизни. Вполне уместно в качестве интегрального показателя развития региона использовать индекс развития человека, разработанный и применяемый Программой развития ООН для оценки развития отдельных стран.

При управлении развитием отдельного региона целесообразно выделять все вышеперечисленные самостоятельные цели и осуществлять мониторинг их достижения. В частности, наряду с мониторингом состояния регионального производства и динамики денежных доходов населения необходимо отслеживать и другие важнейшие параметры экономического развития.

Отражением социально-экономического развития региона является состояние окружающей среды, снабжение продуктами питания, контроль за их качеством, соблюдение прав потребителей на розничном рынке, наличие и уровень качества школ, детских садов, других образовательных учреждений, а также уровень образования и квалификации людей, уровень развития и доступность системы здравоохранения, уровень физического и психического здоровья населения, продолжительность жизни. В понятие социально-экономического развития региона входит и такая трудно измеримая субстанция, как культура жизни населения. Положительная динамика экономического развития региона возможна лишь при условии обогащения культурой жизни населения данного региона. Социально-экономическое развитие региона лишь тогда имеет положительную динамику, когда при прочих равных условиях расширяется личная свобода каждого, в том числе и в экономической области, что возможно при эффективной поддержке малого и среднего бизнеса, антимонопольных мерах, защите прав потребителей, обеспечении реальной свободы передвижений, которая обеспечивается развитым рынком жилья.

Прогноз, базирующийся на агломерационном ракурсе развития экономического потенциала и расселения населения, связывает численность населения с особенностями демографической ситуации, экологическим ростом и социальным прогрессом. Достижения в медицине, улучшение комфортности и быта, интенсификация и рост продуктивности сельского хозяйства в перспективе будут способствовать увеличению продолжительности жизни и, как следствие повышение качества жизни. Прирост населения будет означать необходимость новых затрат – «демографических инвестиций». Это повлияет на понижение темпов экономического роста, поскольку значительная часть прироста национального дохода используется на поддержание жизненного уровня народа на уже достигнутом уровне. Согласно расчетам АО «ИЭИ» различным стадиям пространственного развития производительных сил будут характерны различные темпы роста численности населения [2].

Таким образом, достигнутая численность, при существующем в период 2016-2020 гг. уровне развития технологий жизнеобеспечения, будет соответствовать удовлетворению жизненных потребностей человека и нормальному развитию общества. Именно в этот период в генеративный и трудоспособный возраст вступит контингент населения, рожденный до 1990 г., численность которых в структуре населения будет существенной.

 

Список использованных источников

1 Алисов Н.В., Хореев Б.С. Экономическая и социальная география мира. – М., 2000. – 127 с.

2 Пространственная организация территории и расселения населения Республики Казахстан до 2030 года / Под ред. С.Н. Нугербекова, Е.У. Темирханова, Ж.К. Бопиевой, С.М. Касымова, Ш.М. Надырова. – Астана, АО «Институт экономических исследований». — Т. 1: Концепция пространственного развития и расселения населения Республики Казахстан, 2008. – 292 с.

3 Sassen S. The Global City: New York, London, Tokyo, 2001.

4 Салиев А.С., Янчук С.Л. Размещение производительных сил и поляризованное развитие экономики Республики Узбекистан. – Ташкент, 2005. – С. 77 – 79. 

 

Аймақ тұрғындарының денсаулығын қалыптастырудағы әлеуметтiк-экономикалық алғышарттар

 

Наурызбаев К.А., Ауелов Н.У.

№21 Қалалық емхана, Алматы қаласы

Орталық қалалық клиникалық аурухана, Алматы қаласы

 

Түйін  Мақалада, аймақтарда тұрғындар денсаулығын қалыптастыруындағы әлеуметтiк-экономикалық даму мәні және демэкономикалық мәселелрдің қазіргі замандағы жағдайы қарастырылады.

 

Socio-economic prerequisites for the formation of public health in the region

 

 

Nauryzbayev К.А., Auyelov N.U.

«Municipal policlinic №21», Almaty city

«Central municipal policlinic hospital» Almaty city

 

Abstract This article discusses the current state of demographical and economical problems and the socio-economic development in shaping the health of the region.


Наурызбаев К.А.

ГККП «Городская поликлиника №21», г. Алматы

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАК ПРЕДПОСЫЛКА ФОРМИРОВАНИЯ ЗДОРОВЬЯ НАСЕЛЕНИЯ РЕГИОНА

Posted by & filed under Вестник КазНМУ, Организация здравоохранения, Русский.

В статье рассмотрены вопросы организации первичной медико-санитарной помощи населению региона ядерного полигона «Азгыр»

В регионе ядерного полигона «Азгыр», находящемся в Курмаганзинском районе Атырауской области, расположены населенные пункты сельского типа. Вследствие многолетних ядерных испытаний здесь сложилась неблагоприятная экологическая ситуация, что отразилось на состоянии здоровья местного населения. Как известно, для своевременного оказания медицинской помощи важное значение имеют расстояние сельских населенных пунктов от районного центра и состояние дорог для автомобильного сообщения.

Наиболее крупные села имеют численность жителей от 200 до 2300 человек, в районном центре Ганюшкино – более 12 тыс. человек. Застройка сел разреженная, жилые дома одноэтажные, деревянные или глинобитные. Населенные пункты, животноводческие фермы, кошары, зимовья удалены друг от друга на значительном расстоянии от 20-40 до 90 км и до 190 км – от райцентра Ганюшкино. В регионе отсутствуют дороги с твердым покрытием, что оказывает существенное влияние на своевременное оказание медицинской помощи населению.

Местное здравоохранение претерпевает сложный период оптимизации медицинских учреждений, оказывающих первичную медико-санитарную помощь сельскому населению.

В связи с этим нами изучены вопросы оказания первичной медико-санитарной помощи (ПМСП) жителям региона. Анализ проводился на основе учетной медицинской документации (формы № 30) за период с 2002 по 2010 годы.

К полигону примыкают Азгырский и Суюндукский сельские округа.

К 01.01.2010 г. в Азгырском округе количество проживающего населения составляло более 3,5 тыс. человек, из них дети составляют 30,8%. ПСМП в округе осуществляется Балкудукской сельской участковой больницей (СУБ). В ней имеются стоматологический кабинет, акушерско-гинекологическое отделение, смотровая, детская поликлиника, прививочный кабинет, клинико-диагностическая лаборатория, стационар на 10 коек, из них терапевтического профиля 10 коек, детского – 3, роддом – 2.

Из 4,25 штатных врачебных должностей занято 4,25 (из них 1,0 — руководитель, 1,0 – терапевт, 1,0 — стоматолог, 0,25 — акушер-гинеколог, 1,0 —  педиатр), в то время как в 2002 г. укомплектованность составляла 3,25 из 4,25 (руководитель – 1,0, стоматолог – 1,0, акушер-гинеколог – 0,25, педиатр – 1,0).

Средний медперсонал в 2010 г. укомплектован полностью, согласно штатных единиц (11,0 должности), и превысил штат 2002 г. на 0,75 (10,25). В состав его входят медсестры – 8,25 (в 2002 г. — 7,25), акушерка – 1,0, фельдшер — 0,75 (в 2002 г – 1,0), лаборант клинической лаборатории – 0,5, медицинская сестра физиотерапевтического кабинета – 0,5.

Младший медперсонал в 2010 г. составил 6,0 штатных единиц (в 2002 г. – 3,0), немедицинский персонал – 5,0 (в 2002 г. – 3,25).

Таким образом, количество должностей в Балкудукской СУБ увеличилось с 2002 по 2004 г.г. с 20,75 до 26,25 единиц, что должно положительно сказаться на уровне медицинских услуг.

В Суюндукском сельском округе к 2010 году проживало 4462 человек. Медицинская помощь населению оказывается Суюндукской сельской участковой больницей, где имеются женская консультация, детская поликлиника, прививочный кабинет, клинико-диагностическая лаборатория, стационар мощностью 15 коек, в том числе: терапевтического профиля 5, детские – 5, гинекологические — 3, родильное отделение — 2.

Штатные должности врачей полностью укомплектованы (5,0). Среди них руководитель учреждения – 1, терапевт – 1,25, акушер-гинеколог – 0,5, педиатр – 2,25.

Средний медперсонал в 2010 г. составлял 12,5 единиц, против 10,0 в 2002 г., их них медсестры – 9,0 (в 2002 г. 6,5 единицы), акушерки  — 2,0, зубной врач – 1,0, лаборант клинической лаборатории – 0,5.

Младший медперсонал – 6,5 штатные единицы (в 2002 г. – 5,5), немедицинский персонал – 9,5.

Следовательно, Суюндукская СУБ полностью укомплектована —  согласно штатных единиц. Кроме того, за прошедшие годы (с 2002 по 2010 г.г.) увеличилось количество ставок с 20,75 до 28,0, за счет медицинских сестер и младшего медперсонала, что может оказать положительное влияние на оказание медицинских услуг населению.

Кроме того, в целях оптимизации ПМСП в настоящее время организована Уштаганская врачебная амбулатория, которая обслуживает п.п. Уштаган и Асан. В амбулатории работают 1 врач, 1 акушерка, 1 медсестра и 1 санитарка, имеются 3 койки.

Состояние оказания медицинской помощи населению изучалось по мнению населения. За медицинской помощью обращалось до 60 % опрошенных. Среди основных причин отказа от медицинских слуг, респонденты отмечают отсутствие необходимости (14,5-59,3%), дальность расположения медицинских учреждений (до 10,9 %), дорогое лечение и отсутствие средств (до 7,8 %).

Среди основных проблем, волнующих население зафиксированы высокая стоимость жизни (до 95,3 %), безработица (до 94,1 %), экологические проблемы (до 93 %), проблемы с водой (до 92,7 %), нехватка денег на продукты питания и одежду (до 91 %). Среди мероприятий для улучшения условий жизни население отмечает трудоустройство (до 96,4 %),  строительство дорог (до 95,7 %), улучшение качества водоснабжения (до 94,5 %), благоустройство поселка (90,9 %).

Таким образом, осуществление комплекса социальных и медицинских мероприятий с целью охраны здоровья населения региона ядерного полигона «Азгыр» является важнейшей задачей государства и требует осуществление мероприятий по улучшению уровня жизни.

 

«Азғыр» ядролық полигон аймағында алғашқы медициналық-санитарлық жәрдемді ұйымдастыру

Л.М.Касимова

 

Түйін «Азғыр» ядролық полигон аймағы халық тығыздығының төмендігімен, елді мекендердің аудан орталығынан үлкен қашықтықпен және жолдардың қатты төсемнің жоқтығымен сипатталады. Соған байланысты жергілікті тұрғындарға уақытымен алғашқы медициналық-санитарлық жәрдем көрсету қиын. Осы аймақтағы халықтың денсаулығын сақтау үшін медициналық-әлеуметтік және ұйымдастырушылық шаралар кешенін жүзеге асыру керек.

 

The organization of primary medical-sanitary care in the region a nuclear test site «Azgyr»

L.M. Kasymova

 

Abstract Nuclear Test Site Area «Azgyr» is characterized by low population density, large remote communities of the district center, the lack of paved roads. As a consequence, difficult to provide timely primary medical-sanitarycare care to local populations. In order to protect public health in the region need to undertake comprehensive health and social and institutional arrangements.


Л.М.Касимова

Курмангазинская Центральная районная больница

Атырауская область, п.Ганюшкино

ОРГАНИЗАЦИЯ ПЕРВИЧНОЙ МЕДИКО-САНИТАРНОЙ ПОМОЩИ В РЕГИОНЕ ЯДЕРНОГО ПОЛИГОНА «АЗГЫР»

Posted by & filed under Вестник КазНМУ, Организация здравоохранения, Русский.

Достаточно часто результаты исследований, в которых оценивается эффективность одного и того же лечебного или профилактического вмешательства или диагностического метода при одном и том же заболевании, различаются. В связи с этим возникает необходимость относительной оценки результатов разных исследований и интеграции их результатов с целью получения обобщающего вывода.К одной из самых популярных и быстро развивающихся методик системной интеграции результатов отдельных научных исследований сегодня относится методика мета-анализа.

Мета-анализ – это количественный анализ объединенных результатов эколого-эпидемиологических исследований по оценке воздействия одного и того же фактора окружающей среды. Он предусматривает количественную оценку степени согласованности или расхождения результатов, полученных в разных исследованиях.


Введение

В соответствии с концепцией доказательной медицины научно обоснованными признаются результаты лишь тех клинических исследований, которые проведены на основе принципов клинической эпидемиологии, позволяющих свести к минимуму как систематические ошибки, так и случайные ошибки (с помощью корректного статистического анализа полученных в исследовании данных) [2].

Международная эпидемиологическая ассоциация характеризует такой род исследования, как методику «объединения результатов различных научных трудов, складывающихся из качественного компонента (например, использование таких заранее определенных критериев включения в анализ, как полнота данных, отсутствие явных недостатков в организации исследования и т.д.) и количественного компонента (статистическая обработка имеющихся данных)» – методика мета-анализа [3].

Первый в науке мета-анализ был проведен Карлом Пирсоном (Karl Pearson) в 1904 году. Собрав вместе исследования он решил побороть проблему уменьшения мощности исследования в малых выборках. Анализируя результаты этих исследований, он получил, что мета-анализ может помочь получить более точные данные исследований [4].

Несмотря на то, что мета-анализ сейчас повсеместно применяется в области эпидемиологии и в медицинских исследованиях. Работы, в которых применялся мета-анализ не выходили свет до 1955 года. В 1970-х годов, более сложные аналитические методы были внедрены в учебных исследованиях, работами Гласса, Шмидта и Хантера (Gene V. Glass, Frank L. Schmidt and John E. Hunter [5].

Оксфордский Словарь Английского языка дает нам понять, что первое применения этого термина произошло в 1976 году Глассом. Основа этого метода была развита такими учеными как: Ражду, Хеджес, Купер, Олкин, Хантер, Коен, Чалмерс и Шмидт (Nambury S. Raju, Larry V. Hedges, Harris Cooper, Ingram Olkin, John E. Hunter, Jacob Cohen, Thomas C. Chalmers, and Frank L. Schmidt) [6].

 

Мета-анализ: количественный подход к исследованию

Цель мета-анализа — выявление, изучение и объяснение различий (вследствие наличия статистической неоднородности, или гетерогенности) в результатах исследований [7].

К несомненным преимуществам мета-анализа относятся возможность увеличения статистической мощности исследования, а, следовательно, точности оценки эффекта анализируемого вмешательства. Это позволяет более точно, чем при анализе каждого отдельно взятого небольшого клинического исследования, определить категории больных, для которых применимы полученные результаты [8].

Правильно выполненный мета-анализ предполагает проверку научной гипотезы, подробное и четкое изложение применявшихся при мета-анализe статистических методов, достаточно подробное изложение и обсуждение результатов анализа, а также вытекающих из него выводов. Подобный подход обеспечивает уменьшение вероятности случайных и систематических ошибок, позволяет говорить об объективности получаемых результатов [9].

 

Подходы к выполнению мета-анализа

Существуют два основных подхода к выполнению мета-анализа.

Первый из них заключается в статистическом повторном анализе отдельных исследований путем сбора первичных данных о включенных в оригинальные исследования наблюдениях. Очевидно, что проведение данной операции далеко не всегда возможно.

Второй (и основной) подход заключается в обобщении опубликованных результатов исследований, посвященных одной проблеме. Такой мета-анализ выполняется обычно в несколько этапов, среди которых важнейшими являются:

·        выработка критериев включения оригинальных исследований в мета-анализ

·        оценка гетерогенности (статистической неоднородности) результатов оригинальных исследований

·        проведение собственно мета-анализа (получение обобщенной оценки величины эффекта)

·        анализ чувствительности выводов

Необходимо отметить, что этап определения круга включаемых в мета-анализ исследований часто становится источником систематических ошибок мета-анализа. Качество мета-анализа существенно зависит от качества включенных в него исходных исследований и статей [10].

К основным проблемам при включении исследований в мета-анализ относятся такие, как различия исследований по критериям включения и исключения, структуре исследования, контролю качества.

Существует также смещение, связанное с преимущественным опубликованием положительных результатов исследования (исследования, в которых получены статистически значимые результаты, чаще публикуются, чем те, в которых такие результаты не получены).

Поскольку мета-анализ основан главным образом на опубликованных данных, следует обращать особое внимание на недостаточную репрезентативность отрицательных результатов в литературе. Включение в мета-анализ неопубликованных результатов также представляет значительную проблему, так как их качество неизвестно в связи с тем, что они не проходили рецензирование [11].

Основные методы

Выбор метода анализа определяется типом анализируемых данных (бинарные или непрерывные) и типом модели (фиксированных эффектов, случайных эффектов).

Бинарные данные обычно анализируются путем вычисления отношения шансов (ОШ), относительного риска (ОР) или разности рисков в сопоставляемых выборках. Все перечисленные показатели характеризуют эффект вмешательств. Представление бинарных данных в виде ОШ удобно использовать при статистическом анализе, но этот показатель достаточно трудно интерпретировать клинически. Непрерывными данными обычно являются диапазоны значений изучаемых признаков или нестандартизованная разница взвешенных средних в группах сравнения, если исходы оценивались во всех исследованиях одинаковым образом. Если же исходы оценивались по-разному (например, по разным шкалам), то используется стандартизованная разница средних (так называемая величина эффекта) в сравниваемых группах [12].

Одним из первых этапов мета-анализа является оценка гетерогенности (статистической неоднородности) результатов эффекта вмешательства в разных исследованиях [13].

Для оценки гетерогенности часто используют критерии χ2 с нулевой гипотезой о равном эффекте во всех исследованиях и с уровнем значимости 0,1 для повышения статистической мощности (чувствительности) теста [14].

Источниками гетерогенности результатов разных исследований принято считать дисперсию внутри исследований (обусловленную случайными отклонениями результатов разных исследовании от единого истинного фиксированного значения эффекта), а также дисперсию между исследованиями (обусловленную различиями между изучаемыми выборками по характеристикам больных, заболеваний, вмешательств, приводящими к несколько разным значениям эффекта — случайными эффектами).

Если предполагается, что дисперсия между исследованиями близка к нулю, то каждому из исследований приписывается вес, величина которого обратно пропорциональна дисперсии результата данного исследования.

Дисперсия внутри исследований в свою очередь определяется как

где μ— среднее внутри исследований [15].При нулевой дисперсии между исследованиями можно использовать модель фиксированных (постоянных) эффектов. В этом случае предполагается, что изучаемое вмешательство во всех исследованиях имеет одну и ту же эффективность, а выявляемые различия между исследованиями обусловлены только дисперсией внутри исследований. В этой модели пользуются методом Мантела-Ханзела.

 

Метод Мантела-Ханзела

В таблице представлены пропорции пациентов в Нью-Йорке и в Лондоне, которым был поставлен диагноз шизофрения.

— взвешенное среднее отдельных отношений шансов по группам. Критерий хи-квадрат Мантела-Ханзела проверки значимости общей меры связи основан на взвешенном среднем g разностей между пропорциями.

 

Статистика хи-квадрат Мантела-Ханзела задается выражением

с 1 степенью свободы.

Для того, чтобы статистика имела распределение хи-квадрат с 1 степенью свободы, каждая из четырех сумм ожидаемых частот

должна отличаться не менее чем на 5 как от своего минимума, так и от своего максимума.

Значит, чтобы с уверенностью пользоваться для статистики распределением хи-квадрат с 1 степенью свободы, вовсе не обязательно иметь большие маргинальные частоты. Число наблюдений в таблице может быть даже равно двум, как в случае связанных пар. Единственное, что нужно при этом – достаточно большое число таблиц, чтобы каждая сумма ожидаемых частот была велика.

 

Другие подходы к выполнению мета-анализа

Модель случайных эффектов предполагает, что эффективность изучаемого вмешательства в разных исследованиях может быть разной.

Данная модель учитывает дисперсию не только внутри одного исследования, но и между разными исследованиями. В этом случае суммируются дисперсии внутри исследований и дисперсия между исследованиями. Целью мета-анализа непрерывных данных обычно является представление точечных и интервальных (95% ДИ) оценок обобщенного эффекта вмешательства [17].

Существует также ряд других подходов к выполнению мета-анализа: байесовский мета-анализ, кумулятивный мета-анализ, многофакторный мета-анализ, мета-анализ выживаемости.

Байесовский мета-анализ позволяет рассчитать априорные вероятности эффективности вмешательства с учетом косвенных данных. Такой подход особенно эффективен при малом числе анализируемых исследований. Он обеспечивает более точную оценку эффективности вмешательства в модели случайных эффектов за счет объяснения дисперсии между разными исследованиями [18].

Кумулятивный мета-анализ — частный случай байесовского мета-анализа — пошаговая процедура включения результатов исследований в мета-анализ по одному в соответствии с каким-либо принципом (в хронологической последовательности, по мере убывания методологического качества исследования и т.д.). Он позволяет рассчитывать априорные и апостериорные вероятности в итерационном режиме по мере включения исследований в анализ [19].

Регрессионный мета-анализ (логистическая регрессия, регрессия взвешенных наименьших квадратов, модель Кокса и др.) используется при существенной гетерогенности результатов исследований. Он позволяет учесть влияние нескольких характеристик исследования (например, размера выборки, дозы препарата, способа его введения, характеристик больных и др.) на результаты испытаний вмешательства. Результаты регрессионного мета-анализа обычно представляют в виде коэффициента наклона с указанием ДИ [20].

Следует заметить, что мета-анализ может выполняться для обобщения результатов не только контролируемых испытаний медицинских вмешательств, но и когортных исследований (например, исследований факторов риска). Однако при этом следует учитывать высокую вероятность возникновения систематических ошибок [21].

Особый вид мета-анализа — обобщение оценок информативности диагностических методов, полученных в разных исследованиях. Цель такого мета-анализа — построение характеристической кривой взаимной зависимости чувствительности и специфичности тестов (ROC-кривой) с использованием взвешенной линейной регрессии [22].

Устойчивость. После получения обобщенной оценки величины эффекта возникает необходимость определить ее устойчивость. Для этого выполняется так называемый анализ чувствительности [23].

В зависимости от конкретной ситуации его можно проводить на основе нескольких различных методов, например:

·        Включение и исключение из мета-анализа исследований, выполненных на низком методологическом уровне

·        Изменение параметров данных, отбираемых из каждого анализируемого исследования, например, если в каких-либо исследованиях сообщается о клинических исходах в первые 2 нед. заболевания, а в других исследованиях — о клинических исходах в первые 3—4 нед. заболевания, то допустимо сравнение клинических исходов не только для каждого из этих периодов наблюдения, но и для суммарного периода наблюдения длительностью до 4 нед.

·        Исключение из мета-анализа наиболее крупных исследований. Если величина эффекта того или иного анализируемого вмешательства при анализе чувствительности существенно не изменяется, то имеются основания полагать, что выводы первичного мета-анализа достаточно обоснованы.

Для качественной оценки наличия такой систематической ошибки мета-анализа обычно прибегают к построению воронкообразной диаграммы рассеяния результатов отдельных исследований в координатах (величина эффекта, размер выборки). При полном выявлении исследований эта диаграмма должна быть симметричной. Вместе с тем существуют и формальные методы оценки существующей асимметрии [24].

Результаты мета-анализа обычно представляются графически (точечные и интервальные оценки величин эффектов каждого из включенных в мета-анализ исследований; пример на рис.1) и в виде таблиц с соответствующими статистиками.

Рис.1 Представление результатов мета-анализа

 

Заключение

В настоящее время мета-анализ представляет собой динамическую, многоаспектную систему методов, позволяющую теоретически и методологически убедительным способом объединять в одно целое данные различных научных исследований.

Мета-анализ по сравнению с первичным исследованием, требует относительно мало ресурсов, что позволяет не участвующим в исследованиях врачам, получить клинически доказанную информацию.

Главным условием использования мета-анализа является доступность необходимой информации о статистических критериях, используемых в обозреваемых исследованиях. Без сообщения в публикациях точных значений необходимой информации, перспективы применения мета-анализа будут весьма ограниченными. С увеличением доступности такой информации будет продолжаться реальное расширение мета-аналитических исследований и совершенствование его методологии.

Таким образом, тщательно выполненный мета-анализ может выявить области, требующие дальнейших исследований.

 

Список использованной литературы:

 

  1. Флетчер Р., Флетчер С., Вагнер Э. Клиническая эпидемиология.- М.: МедиаСфера, 1998.- 350с.
  2. Chalmers TC, Lau J. Meta-analytic stimulus for changes in clinical trials. Stat Methods Med Res.1993;2:161-172.
  3. Greenland S. Quantitative methods in the review of epidemiologic literature. Epidemiol Rev. 1987;9:1-30.
  4. Stephen B. Thacker, MD, MSc. Meta-analysis. A Quantitative Approach to Research Integration. JAMA. 1988;259(11):1685-1689.
  5. Peipert JF, Phipps MG. Observational studies. Clin Obstet Gynecol. 1998;41:235-244.
  6. Petitti D. Meta-Analysis, Decision Analysis, and Cost Effectiveness Analysis. New York, NY: Oxford University Press; 1994.
  7. Sipe TA, Curlette WL. A meta-synthesis of factors related to educational chievement. Int J Educ Res.1997;25:583-598.
  8. Shapiro S. Meta-analysis/shmeta-analysis. Am J Epidemiol. 1994;140:771-778.
  9. Schmidt LM, Gotzsche PC. Of mites and men: reference bias in narrative review articles: a systematic review. J Fam Pract. 2005;54(4):334–338.
  10. Lu G, Ades AE. Combination of direct and indirect evidence in mixed treatment comparisons. Statist Med 2004;23:3105-24.
  11. Lumley T. Network meta-analysis for indirect treatment comparisons. Statist Med 2002;21:2313-24.
  12. Hedges LK, Olkin I. Statistical Methods for Meta-Analysis. San Diego, CA: Academic Press; 1986.
  13. Berry SM. Understanding and testing for heterogeneity across 2×2 tables: application to meta-analysis. Statist Med 1998;17:2353-69.
  14. Higgins JPT, Thompson SG. Quantifying heterogeneity in a meta-analysis. Stat Med. 2002;21(11):1539–5.
  15. Higgins JPT, Thompson SG, Deeks JJ, Altman DG. Measuring inconsistency in meta-analyses. BMJ. 2003;327:557–560.
  16. Mantel N, Haenszel W. Statistical aspects of the analysis of data from retrospective studies of disease. J Natl Cancer Inst. 1959;22(4):719–748.
  17. Cochran WG. The combination of estimates from different experiments. Biometrics. 1954;10(1):101–129.
  18. Efron B. Empirical Bayes methods for combining likelihoods. JASA 1996;91:538-50.
  19. Morris CN. Parametric empirical Bayes inference: theory and applications. JASA 1983;78:47-55.
  20. Thompson SG, Higgins JP. How should meta-regression analyses be undertaken and interpreted? Stat Med. 2002;21(11):1559–1573.
  21. Schlesselman JJ. Risk of endometrial cancer in relation to use of combined oral contraceptives. Hum Reprod. 1997;12:1851-1863.
  22. Флейс Дж. Статистические методы для изучения таблиц долей и пропорций, Финансы и статистика, 1989.
  23. Schlesselman JJ. Risk of endometrial cancer in relation to use of combined oral contraceptives. Hum Reprod. 1997;12:1851-1863.
  24. Hopewell S, McDonald S, Clarke M, Egger M. Grey literature in meta-analyses of randomized trials of health care interventions. Cochrane Database Syst Rev. 2007.

 

Талдау мете бұл дәлел дәрігерліктің аспабы

Турдалиева Б.С., Рахматуллаева Н.У., Тен В.Б., Раушанова А.М.,

Мусаева Б.А., Омарова Д.Б.

Асфендияров С.Ж. атындағы ҚазҰМУ

Дәлелді медицина орталығы

Алматы, Казахстан

 

Түійн Бiр ауру бойынша бағаланған зерттеу нәтижелері ылғи бiр емдiк, алдын алу немесе диагностикалық әдiстiң тиiмдiлiгi жиi жеткiлiктi өзгешеленедi.

Әртүрлi зерттеулердiң нәтижелерiнiң салыстырмалы бағасы және олардың жалпылауыш қорытындының нәтижелерi осыған байланысты пайда болатын қажеттiлiк кiрiгуiн мақсаты.

Ең әйгiлi және жеке ғылыми зерттеулердiң нәтижелерiнiң жүйелiк кiрiгуiнiң жылдам дамитын әдiстемелерiнiң бiрiне бүгiн мета — талдау әдiстеме жатады.

Мета — талдау — бұл экологтiң эпидемиологиялық зерттеулер бiрiккен нәтижелерiнiң сандық талдауы — қоршаған ортаның ылғи бiр факторының әсерiнiң бағасы. Ол келiсушiлiктiң дәрежесi немесе әртүрлi зерттеу алған нәтижелердiң айырмашылығының сандық бағасын ескередi.

 

A meta-analysis as a tool for evidence-based medicine

Turdalieva B.S., Rakhmatullayeva N.U., Ten V.B., Raushanova A.M.,

Musaeva B.A., Omarova D.B.
KazNMU оf S.D.Asfendiyarov, Almaty, Kazakhstan
Abstract Quite often, the results of studies that evaluated the effectiveness of the same therapeutic or preventive intervention or a diagnostic method for the same disease are different.

In this regard, it is necessary to assess the relative results of different studies and the integration of their results in order to obtain general conclusions.

To one of the most popular and fastest growing methods of system integration of the results of individual scientific research today is the method of meta-analysis.

Meta-analysis – it’s a quantitative analysis of the combined results of ecological and epidemiological studies on the effects of the same environmental factor. It provides a quantitative assessment of the degree of consistency or discrepancies in the results obtained in different studies.


Турдалиева Б.С., Рахматуллаева Н.У., Тен В.Б., Раушанова А.М., Мусаева Б.А., Омарова Д.Б.

ЦДМ КазНМУ им.С.Д.Асфендиярова, Алматы, Казахстан

МЕТА-АНАЛИЗ КАК ИНСТРУМЕНТ ДОКАЗАТЕЛЬНОЙ МЕДИЦИНЫ

Posted by & filed under Вестник КазНМУ, Организация здравоохранения, Русский.

На сегодняшний день, главный вопрос вызывающий особую тревогу это: младенческая смертность и детская заболеваемость,которые в принципе решаются в Республике Казахстан через национальные процессы планирования и государственную политику,в частности,через Национальную стратегию развития РК .

В Казахстане создана адекватная законодательная и нормативная правовая база,имеется полная приверженность Правительства обеспечить снижение детской смертности в стране. В Казахстане,несмотря на некоторые позитивные сдвиги в демографической ситуации,остается актуальной проблема здоровья женщин,рожающих маловесных и больных детей. Здоровье новорожденных, уровни развития,заболеваемости,смертности находятся в тесной зависимости от состояния здоровья их родителей. В свою очередь здоровье новорожденного определяет особенности дальнейшего развития ребенка,его адаптивные возможности,заболеваемость и вероятность летальных исходов болезней в последующие периоды его жизни.По данным официальной статистики уровень младенческой смертности в Казахстане в 2009 году составил 16,1; 2010 году 16,0; 2011 году за 9 месяцев 14,9 на 1000 родившихся живыми.

 

Показатели детской смертности в РК и Кызылординской области за период              

                                                        2009-2011гг

 

                РК             Область
Показатели  2009г  2010г  2011г   2009г  2010г  201 
Рождаемость  22,5   22,9   17,0   27,6   28,5   20,3
Младенческая смертность  16,1   16,0   14,9   21,6   20,7   17,9
Младенческая смертность по областной детской больнице     —      —    —     1,8     1,2     1,1

 

 

 

 

 

Основными причинами младенческой смертности в Республике Казахстан являются состояния, возникшие в перинатальном периоде 50 %, врожденные пороки развития 18,8,инфекции 27,5,несчастные случаи 0,9.

Данная структура младенческой смертности определяется и показателями по нашей области.

 

          Причины младенческой смертности по Кызылординской области

                                                      за 2009-2011гг

 

    Год Всего умерло Инф.паразит.болезни Б-ни орг.дыхания Сост.воз.перин.периоде ВПР Прочиеб-ни
По области
   2009    407 22-5% 43-11% 221-54% 72-18% 30-7%
   2010    413 33-8% 51-12% 210-51% 73-18% 30-7%
   2011 9мес    256 16-6% 24-9% 129-50% 46-19% 20-8%
По ДБ
   2009     32 7-16% 4-8,5% 5-10% 10-23% 6-13%
   2010     39 8-16% 6-12% 8-16% 13-26% 4-8%
   2011 9мес     22 5-17,8% 7-25% 1-3,5%   8-29% 1-3,5%

 

Как видно из таблицы, по области смертность от некоторых состоянии возникающих в перинатальном периоде остаются на высоком уровне,от врожленных пороков развития умирают 19 % детей.

Смертность детей в возрасте от 7 дней до 1 года в большинстве случаев связана с врожденными пороками развития,по стационару составило 29 % от общей смертности, что указывает на потери каждого 4-го младенца при этой патологии. Ежегодно по области в абсолютном значении 70-80 детей до 1 года жизни, от врожденных пороков,что превышает число умерших от болезней органов дыхания 40-50 детей, и инфекции 20-30 детей. У детей с врожденным пороком любое присоединившееся заболевание,в частности болезни органов дыхания,протекает тяжелее,чем без порока и может закончиться летальным исходом.Ежегодно по анализам летальности областной детской больницы,у умерших детей в 100 % случае, имелись фоновые заболевание, что усугубляли состояние в ходе лечения. В структуре летальных исходов среди новорожденных является внутриутробное инфицирование. Внутриутробные инфекции, во многом определяет уровень мертворождаемости, младенческой смертности, является актуальными из наиболее серьезных заболевании детей.

Безобидные на первый взгляд вирусы простого герпеса,ЦМВ,оседают в самых уязвимых местах головного мозга ребенка,порожая жизненно важные центры как речевой,двигательный,что приводит к грубым дефектам развития.Среди значимых  причин смертности детей,от 7 дней до 1 года стоят болезни органов дыхания  ОРВИ,Пневмония и инфекции. Среди детей,умерших от болезней органов дыхания значителен удельный вес младенцев,родившихся преждевременно,с наличием бронхолегочной дисплазии и детей с врожденными пороками развития.Меры реанимации и последующая интенсивная терапия,включая проведение аппаратной исскуственной вентиляции легких,при достаточном адекватном контроле газов крови,метаболитов и электролитов, предотвращает развитию синдрома утечки воздуха,бронхолегочной дисплазии,и смерть новороженных.Это определено тем,что стационар применяет новейшее оборудование для проведения искусственной вентиляции легких.Проводим профилактику вторичных осложнениии диоксидином у детей долго находящихся на аппаратном дыхании искусственной вентиляции легких.Необходимо отметить,что данное внедрение дал положительный результат в разработке мероприятий по снижению младенческой смертности.

Таким образом, резервом снижения младенческой смертности является: укрепление и повышение качества медицинской помощи,особенно в первично медико санитарной помощи,внедрение в практику действенных программ ВОЗ и ЮНИСЕФ, повышение профессионального уровня врачей и медицинских сестер и умение рационального применение новых перинатальных технологий.

 

Литература:

1. « Стратегия Казахстана 2030».Н.А.Назарбаев.

2. « Сепсис у новорожденных» Русский медицинский журнал,2009г

 

Балалар арасында шетінеу мәселері және оны төмендету жолдары

Түйін Балалар арасында шетінеуді төмендету, оның ішінде сәбилер шетінеуін,  болдырмау, өліміне араша болу дәрігерлердің басты мақсаты болып табылады. Аурудың ерте сатысында,уақытылы диагностикалау,емдеу жұмысын жүргізудің арқасында бұл проблема Қазақстан Республикасында  шешімін табуда.

 

Infant Mortality Problems

 

Abstract  Nowadays the main question is of particular concern: infant mortality and child morbidity, which basically are solved in the Republic of Kazakhstan through national processes of planning and public policies, in particular, through the National Development Strategy of the RK.

Г.Е. Ержанова

Областная детская больница, г.Кызылорда

ПРОБЛЕМЫ МЛАДЕНЧЕСКОЙ СМЕРТНОСТИ И ПУТИ СНИЖЕНИЯ