В результате исследования андрогенной функции тестикул у подростков с левосторонним крипторхизмом в анамнезе было выявлено, что анализ  концентрации  сперматозоидов  в  зависимости  от  показателя  индекса  атрофии  яичка  более  нагляден – у  больных  с  нормотестостеронемией  при  повышении  индекса  атрофии  более  22  концентрация  спермиев  снижается  в  1,8  раз,  тогда  как  у  больных   с  дефицитом  тестостерона – в  2,4  раза.  Таким  образом,  нарастание  доли  сперматозоидов  с  поступательным  движением  происходит  линейно  и  прямо  пропорционально  объему яичка. 

 

Крипторхизм – наиболее часто встречающаяся аномалия урогенитального тракта у мальчиков [1,2]. Несмотря на проводимое лечение, 40 % пациентов с двусторонним и 10 % с односторонним крипторхизмом страдают бесплодием. Медико-социальная острота проблемы определяет интенсивные научные поиски причин, ключевых звеньев патогенеза заболевания и его осложнений, диктует необходимость выделения уже в детском и подростковом возрасте групп риска развития осложнений и определения тактики превентивной терапии [3,4]. В настоящее время остаются малоизученными вопросы, касающиеся влияния одностороннего варианта заболевания на репродуктивную функцию, состояния андрогенной функции и патогенетических механизмов развития осложнений [5].

Цель: Изучить и оценить андрогенную функция тестикул у подростков с левосторонним крипторхизмом в анамнезе.

Материалы и методы — В  основу  исследования  использованы  клинические  наблюдения  над  36  пациентами,  которые  проходили  обследование  и  оперативное  лечение  по  поводу левостороннего крипторхизма в анамнезе  в нашей клинике.Пациенты были распределены в  зависимости  от  концентрации  тестостерона  в  сыворотке  крови  на  две  группы:I  группу  составили  25  пациента  (68,4%)  с  нормальной  концентрацией  тестостерона  в  сыворотке  крови  (12,1 – 38,3 нмоль/ л);II  группу  составили  11  больных  (31,6%)  со  сниженной  концентрацией  тестостерона  в  сыворотке  крови  (менее  12,1 нмоль/л).В  контрольную  группу  вошли  20  здоровых  подростков.

Результаты исследования — С жалобами  на  болевой  синдром  в  области  мошонки,  усиливающийся  при  физической  нагрузке,  и  гипотрофию  левого  яичка  обратились  24  (31,58%)  и  23  пациента  (30,26%)  I  и  II  групп  соответственно. Сопутствующая  патология  была  представлена  болезнями  мочеполовой  системы – киста  придатка  яичка  (3 больных,  3,95%),  и  фимоз  (1 больной,  1,32%) – и  не  влияла  на  течение  основного  заболевания.

Распределение  пациентов  в  зависимости  от  степени  выраженности  гипоплазии  тестикул  представлено  в  таблице 1.

В  группе  больных  крипторхизмом в анамнезе с  нормотестостеронемией  преобладали  мужчины  с  умеренной  гипоплазией  тестикул  (14  человек,  56 %),  гипоплазия  средней  степени  наблюдалась  у  3  пациентов  (12%).  В  группе  больных  крипторхизмом в анамнезе   гипотестостеронемией  также превалировали  пациенты  с  умеренной  степень  гипоплазии  яичек  (6  человек,  54,5%),  однако  гипоплазия  средней  степени  наблюдалась  в  2  раза  чаще,  чем  у  больных  I  группы.  Немногочисленные  случаи  умеренной  (3  человека,  10,00%)  и  средней  степени  гипоплазии  (2  человека,  6,67%)  в когорте  волонтеров  обусловлены  подростковым  возрастом  обследуемых  или  конституциональными  особенностями.

 

Таблица  1 — Степень  выраженности  гипоплазии  тестикул

Объем  яичек, см3

I группа

II группа

Контрольная группа

абс.

%

абс.

%

абс.

%

≥ 15

8

32±9,3

3

27,3±13,4

25

83,3±6,8

15 — 10

14

56±9,9

6

54,5±15

3

10±5,5

≤ 10

3

12±6,5

2

18,2±11,6

2

6,7±4,6

Всего

25

100,0

11

100,0

30

100,0

 

Таким  образом,  у  больных  с крипторхизмом в анамнезе  по  сравнению  со  здоровыми  волонтерами  в  5  раз  чаще  наблюдалась  гипоплазия  яичек  легкой  и  в  2-3  раза  чаще  гипоплазия  яичек  средней  степени  выраженности.

Распределение  пациентов  в  зависимости  от  значения  индекса  атрофии   яичка  представлено  в  таблице  2.

 

Таблица 2 — Индекс атрофии яичка

Индекс  атрофии

I группа

II группа

Контрольная группа

абс.

%

абс.

%

абс.

%

≤ 8

11

44±9,9

6

54,5±15

26

86,7±6,2

8 — 15

4

16±7,3

2

18,2±11,6

4

13,3±6,2

15 — 22

5

20±8

1

9,1±8,7

≥ 22

5

20±8

2

18,2±11,6

Всего

25

100,0

11

100,0

30

100,0

 

Как  в  I,  так  и  во  II  группе  больных  преобладали  пациенты  с  индексом  атрофии  меньше  8.  Большее  количество  пациентов  (в  относительных  цифрах)  с  нормальным  значением  индекса  атрофии  во  II  группе  больных объясняется  более  выраженным  страданием  контралатерального  яичка,  обусловленным  дефицитом  тестостерона  и,  соответственно,  меньшей  разницей  объемов  левого  и  правого  яичек.

Профиль  тестостерона  как  у  здоровых  волонтеров,  так  и  у  больных    характеризуется  нарастанием  концентрации  гормона  по  мере  увеличения  объема  яичка.  Разница  уровня  гормона  при  объеме  яичка  менее  10 см3  и  более  15  см3  составляет  20,4%  у  здоровых  волонтеров  (24,41 ± 2,44  нмоль/л  vs.  20,27 ± 1,15 нмоль/л,  p ≥ 0,05),  11,2%  у  больных    I  группы  (19,10 ± 3,47  нмоль/л  vs.  17,17 ± 3,44 нмоль/л,  p ≥ 0,05)  и  55,9%  у  больных  II  группы  (7,81 ± 2,68  нмоль/л  vs.  5,01 ± 1,39 нмоль/л,  p ≤ 0,05).

Профиль  ФСГ  у  здоровых  волонтеров характеризуется  снижением  концентрации  гормона  на  24,6%  по  мере  увеличения  объема яичка  до  10.0  см3  (4,34 ± 2,14 мМЕ/мл  vs.  5,76 ± 2,43 мМЕ/мл,  p ≥ 0,05)  с  дальнейшим  плато.  Напротив,  тренды  ФСГ  больных  по  мере  увеличения  объема  яичка  указывают  на  увеличение  концентрации  гормона – на  6,6%  у  больных  I  группы  (5,35 ± 1,84 мМЕ/мл  vs.  5,02 ± 1,22 мМЕ/мл,  p ≥ 0,05)  и  15,4%  у  больных  II  группы  (5,01 ± 1,54 мМЕ/мл  vs.  4,34 ± 1,62 мМЕ/мл,  p ≥ 0,05).

Профиль  ЛГ  у  здоровых  волонтеров  совпадает  с  профилем  ФСГ  и  также  характеризуется  снижением  концентрации  гормона  на  23,5%  по  мере  увеличения  объема яичка  до  10.0  см3  (4,46 ± 1,52 мМЕ/мл  vs.  5,83 ± 2,35 мМЕ/мл,  p ≥ 0,05)  с  дальнейшим  плато.

Профиль  ЛГ  у  больных  I  группы  (с  нормотестостеронемией)  представлен  пологой  кривой,  по  мере  увеличения  объема  яичка  концентрация  ЛГ  снижается  на  3,9%  (4,14 ± 1,44 мМЕ/мл  vs.  4,31 ± 1,13 мМЕ/мл,  p ≥ 0,05).  Напротив,  у  больных II группы  (с  гипотестостеронемией)  концентрация  ЛГ  увеличивается  при  увеличении  объема  яичка  до  10 – 15  см3  более  чем  в  2 раза — на  117,6%  (3,33 ± 1,46 мМЕ/мл  vs.  1,53 ± 0,81 мМЕ/мл,  p ≤ 0,05),  а  при  увеличении  объема  яичка  более  15  см3 – на  127,5%  от  исходного  (3,48 ± 1,08 мМЕ/мл  vs.  1,53 ± 0,81 мМЕ/мл,  p ≤ 0,05).

При  анализе  зависимости  гормонального  статуса  от  размеров  яичка  достоверные  отличия  выявлены  только  у  подростков с  исходной  гипотестостеронемией – у  больных  этой  группы  с  объемом  яичка  менее  10  см3  отмечены  значительно  более  низкие  уровни  тестостерона  и  ЛГ  по  сравнению  с  больными,  имеющими  объем  яичка  более  10  см3.

По  мере  увеличения  показателя  индекса  атрофии  у  больных с  нормотестостеронемией  отмечается  плавное  снижение  концентрации  тестостерона,  достигающее  16,4%  от  исходного  при  значении  индекса  атрофии  более  22  (16,78 ± 3,24  нмоль/л   vs.  20,07 ± 4,75  нмоль/л,  p ≥ 0,05).  Напротив,  у  больных с  гипотестостеронемией  нарастание  дефицита  паренхиматозной  массы  яичка  сопровождается  повышением  концентрации  тестостерона  на  21,9%  при  индексе  атрофии  15 – 22  (9,69 ± 3,03  нмоль/л   vs.  7,95 ± 2,33  нмоль/л,  p ≤ 0,05)  с  последующим  снижением  уровня  гормона  на  14,1%  от  исходного  (6,83 ± 1,29  нмоль/л   vs.  7,95 ± 2,33  нмоль/л,  p ≥ 0,05).

У  больных  с  нормотестостеронемией  по  мере  увеличения  показателя  индекса  атрофии  отмечается  плавное  снижение  концентрации  ФСГ,  достигающее  31,6%  от  исходного  при  значении  индекса  атрофии  более  22  (3,90 ± 1,62  мМЕ/мл  vs.  5,70 ± 1,94 мМЕ/мл,  p ≤ 0,05).  У  больных   с  гипотестостеронемией  увеличение  показателя  индекса  атрофии  сопровождается  плавным  повышением  концентрации  ФСГ  на  29,2%  при  индексе  атрофии  15 – 22  (5,67 ± 1,69  мМЕ/мл  vs.  4,39 ± 1,81 мМЕ/мл,  p ≤ 0,05)  с  последующим  резким  падением  уровня  гормона  на  45,1%  от  исходного  (2,41 ± 1,16  мМЕ/мл  vs.  4,39 ± 1,81 мМЕ/мл,  p ≤ 0,05).

Профили  ЛГ  у  больных  I  и  II  групп  совпадают  по  направленности  и  характеризуются  плавным   повышением  концентрации  гормона  по  мере  увеличения  показателя  индекса  атрофии  на  3,9%  (4,31 ± 1,86  мМЕ/мл  vs.  4,15 ± 1,13 мМЕ/мл,  p ≥ 0,05)  и  8,5%  (3,96 ± 1,90  мМЕ/мл  vs.  3,65 ± 1,27 мМЕ/мл,  p ≥ 0,05)  соответственно  с  последующим  снижением  уровня  ЛГ  при  значении  индекса  атрофии  более  22  на  4,1%  от  исходного  (3,98 ± 1,48  мМЕ/мл  vs.  4,15 ± 1,13 мМЕ/мл,  p ≥ 0,05)  и  23,8%  от  исходного  (2,78 ± 1,79  мМЕ/мл  vs.  3,65 ± 1,27 мМЕ/мл,  p ≤ 0,05)  соответственно.

Таким  образом,  у  больных  с  нормотестостеронемией  повышение  показателя  индекса  атрофии  сопровождается  недостоверным  снижением  биосинтеза  тестостерона  и  ФСГ  с  повышением  уровня  ЛГ  (до  значения  ИА = 22).  Напротив,  нарастание  дефицита  паренхиматозной  массы яичка  у  больных  с  гипотестостеронемией  приводит  к  повышению  выработки  тестостерона,  ФСГ  и  ЛГ  вплоть  до  значения  ИА  =  22,  после  чего  вследствие  истощения  компенсаторных  возможностей  гипоталамо-гипофизарно-тестикулярной  системы  концентрация  этих  гормонов  достоверно  снижается.

Средний  показатель  концентрации  спермиев  у  больных  с  нормотестостеронемией  в  1,4  раза  меньше,  чем  у  здоровых  волонтеров  (42,64 ± 13,88  млн/мл  vs.  58,16 ± 10,56 млн/мл,  p ≤ 0,05),  а  средний  показатель  концентрации  спермиев  у  больных  с  гипотестостеронемией  в  1,4  раза  меньше,  чем  у  пациентов  с  нормотестостеронемией  (31,03 ± 8,17  млн/мл  vs.  42,64 ± 13,88  млн/мл,  p ≤ 0,05)  и  в  1,9  раз  меньше,  чем  у  здоровых  волонтеров  (31,03 ± 8,17  млн/мл  vs.  58,16 ± 10,56 млн/мл,  p ≤ 0,05).

Разница  концентрации  сперматозоидов  при  объеме   яичка  менее  10  см3  и  более  15  см3  у  здоровых  волонтеров  составляет  317%  (23,15 ± 12,24  млн/мл  vs.  96,54 ± 22,75  млн/мл,  p ≤ 0,05).  Разница  концентрации  сперматозоидов  при  объеме  яичка  менее  10  см3  и  более  15  см3  у  пациентов  с  нормотестостеронемией  составляет  41,3%  (37,90 ± 12,68  млн/мл  vs.  53,54 ± 15,04  млн/мл,  p ≤ 0,05).  Разница  концентрации  сперматозоидов  при  объеме  яичка  менее  10  см3  и  более  15  см3  у  пациентов  с  варикоцеле  и  гипотестостеронемией    составляет  87,1%  (18,63 ± 6,13  млн/мл  vs.  34,86 ± 13,25  млн/мл,  p ≤ 0,05).

Таким  образом,  нарастание  концентрации  сперматозоидов  по  мере  увеличения  объема  яичка  отмечается  как  у  здоровых  волонтеров,  так  и  у  больных  с крипторхизмом в анамнезе,  но  темп  увеличения  концентрации  спермиев  у  здоровых  волонтеров  и  больных  крипторхизмом в анамнезе  значительно  различается.  Так,  если  у  здоровых  волонтеров  концентрация  спермиев  по  мере  увеличения  объема  яичка  возрастает  в  4,2  раза,  то  у  больных  гипотестостеронемией – в  1,9  раз,  а  у  больных  нормотестостеронемией – всего  в  1,4  раза.

По  мере  нарастания  дефицита  паренхиматозной  массы    яичка  у  больных обеих  групп  происходит  достоверное  снижение  концентрации  сперматозоидов.  Так, с  увеличением  показателя  индекса  атрофии  у  больных    с  нормотестостеронемией  отмечается  плавное  снижение  концентрации  спермиев,  достигающее  45%  от  исходного  при  значении  индекса  атрофии  более  22  (26,87 ± 15,03  млн/мл   vs.  48,85 ± 13,68  млн/мл,  p ≤ 0,05).  У  больных  с  гипотестостеронемией  нарастание  дефицита  паренхиматозной  массы  яичка  сопровождается  снижением  концентрации  спермиев  на  57,5%  при  индексе  атрофии  более  22  (15,51 ± 5,13  млн/мл   vs.  36,47 ± 10,77  млн/мл,  p ≤ 0,05).

Анализ  концентрации  сперматозоидов  в  зависимости  от  показателя  индекса  атрофии  яичка  более  нагляден – у  больных  с  нормотестостеронемией  при  повышении  индекса  атрофии  более  22  концентрация  спермиев  снижается  в  1,8  раз,  тогда  как  у  больных   с  дефицитом  тестостерона – в  2,4  раза.  Следовательно,  индекс  атрофии  яичка  достовернее  отражает  тяжесть  изменений  в  паренхиме  яичек  при  крипторхизме в анамнезе.

Доля  активно  подвижных  спермиев  статистически  достоверно  выше  у  здоровых  волонтеров  по  сравнению  с  больными  при  объеме    яичка  до  15  см3.  Так,  при  объеме  яичка  менее  10  см3  доля  сперматозоидов  категории  «а»  у  здоровых  волонтеров  в  2,2 – 2,6  раз  выше,  чем  у  подростков  с  крипторхизмом в анамнезе;  при  объеме яичка  10 – 15  см3 – доля  сперматозоидов  категории  «а»  у  здоровых  волонтеров  выше  в  1,3 – 2,2  раза;  при  достижении  яичком  объема  15  см3  и  более  статистически  достоверных  различий  в  подвижности  спермиев  у  здоровых  волонтеров  и  больных  не  наблюдается.

Таким  образом,  нарастание  доли  сперматозоидов  с  поступательным  движением  происходит  линейно  и  прямо  пропорционально  объему яичка.  При  этом  показатели  подвижности  спермиев  у  больных  I  и  II  основных  групп  различаются  недостоверно,  то  есть  подвижность  спермиев  не  зависит  от  концентрации  тестостерона.

С  увеличением  показателя  индекса  атрофии  яичка  у  больных  с  нормотестостеронемией  отмечается  плавное  снижение  доли  спермиев  с  поступательным  движением,  достигающее  49,2%  от  исходного  при  значении  индекса  атрофии  более  22  (45,37%  vs.  23,07%,  p ≤ 0,05).  У  больных  с  гипотестостеронемией  нарастание  дефицита  паренхиматозной  массы  яичка  сопровождается  снижением  доли  спермиев  с  активным  поступательным  движением  на  47,2%  при  индексе  атрофии  более  22  (29,42%  vs.  15,54%,  p ≤ 0,05).

При  этом  доля  спермиев  с  линейным  поступательным  движением  у  больных   и  дефицитом  тестостерона  при  любом  индексе  атрофии  достоверно  ниже  (в  1,2 – 1,4  раза),  чем  у  больных  с  нормотестостеронемией.

Литература

1. Сроки оперативного лечения пациентов с крипторхизмом / О.Ю. Латышев, Л.Н. Самсонова, А.Б. Окулов, Э.П. Касаткина // Материалы V Всероссийского конгресса эндокринологов. – Москва. – 30 октября -2 ноября 2006. – С.512.

2.Функциональное состояние гипофизарно-гонадной системы у пациентов с крипторхизмом в анамнезе / О.Ю.Латышев, Л.Н. Самсонова, Э.П. Касаткина // Материалы городской научно-практической конференции «Эндокринологические аспекты в педиатрии».- Москва. -23-24 ноября 2006. – С. 18.

3. Крипторхизм: сроки оперативного лечения / О.Ю.Латышев, Л.Н. Самсонова, А.Б. Окулов, Э.П. Касаткина // Материалы городской научно-практической конференции «Эндокринологические аспекты в педиатрии».- Москва. -23-24 ноября 2006. – С. 19.

4. Функция клеток Лейдига у пациентов с крипторхизмом в анамнезе / Л.Н. Самсонова, А.Б. Окулов, Э.П. Касаткина // Материалы II городской научно-практической конференции «Эндокринологические аспекты в педиатрии».- Москва. -14-15 ноября 2007. – С. 12-13.

5. Лечение крипторхизма у детей / К.К. Мираков, А.Б. Окулов, Л.Н.  Самсонова, Л.Ф.  Курило, И.Г. Коломина // Тез. Научных трудов Международного конгресса по андрологии. – Сочи, Дагомыс. – 24-26 мая 2006. – С. 17.

 

Сол жақ крипторхизмі бар жасөспірімдердің ендерінің андрогендік қызметін бағалау

Ә.Т. Тоқсанбаев, А.Д. Нысанбаев

Сол жақ крипторхизммен сырқаттанған науқастарды ендерінің андрогенді қызметін тексергенде сперматозоидтардың концентрациясы атрофия индексіне байланысты екекні анықталды. Нормотестестеронемиясы бар науқастарда атрофия индексі 22 болған жағдайда сперматозоидтардың концентрациясы 1,8, ал тестерон жеткіліксіздігі кезінде 2,4 төмендеді.

 

Evaluation of the androgenic testicles in adolescents with left cryptorchidism

A.T. Toksanbaev, A.D. Nissanbaev

The study of androgen functions testicles in adolescents with left cryptorchidism in anamnesis revealed that the analysis of sperm concentration, depending on the indicator index testicular atrophy more evident — in patients with normotestosteronemiey with increasing index of atrophy, more than 22 sperm concentration is reduced in 1,8 times, while in patients with testosterone deficiency — in 2,4 times. Thus, the increase in the proportion of sperm with forward movement is linear and directly proportional to the volume of egg.

Оценка андрогенной функции яичек у подростков с левосторонним крипторхизмом

А.Т. Токсанбаев, А.Д. Нисанбаев

Казахский Национальный медицинский университет им. С.Д. Асфендиярова

Поисковые слова: